philtrius (philtrius) wrote,
philtrius
philtrius

О тайныхъ агентахъ

30.07.2013. Поѣздъ Кадисъ-Севилья.
Въ головѣ проносится разное, въ томъ числѣ пожеланiя насчетъ посмертнаго будущаго авторовъ «семерки», а время есть, такъ что его можно употребить на обѣщанный матерiалъ объ агентахъ.

Обычно здѣсь кончаютъ думать тамъ, гдѣ надо начинать. «Графъ Паленъ продался англичанамъ и только и думаетъ, какъ бы поддержать шеффилдскихъ металлурговъ и замѣнить французскiя шпильки англiйскими булавками». «Такой-то — агентъ Кремля» (или Англiи). Это значитъ примѣрно то же самое, что «такой-то — сотрудникъ компанiи Майкрософтъ» или, напримѣръ, районной библiотеки. Онъ можетъ ненавидѣть свою компанiю, быть ей лояльнымъ, быть внутри нея шпiономъ другой; единственное, чего онъ не можетъ, — полностью подчинить свои интересы интересамъ Майкрософтъ или районной библiотеки и жить исключительно ихъ жизнью. Теоретически возможно, на практикѣ не бываетъ.
Точно такъ же любой агентъ нисколько не теряетъ своей субъектности и вступаетъ въ соглашенiе со своими цѣлями, которыя, какъ онъ полагаетъ, отчасти пересѣкаются въ данной точкѣ времени, пространства и обстоятельствъ съ цѣлями тѣхъ, чьимъ агентомъ онъ готовъ стать. Талейранъ сталъ платнымъ освѣдомителемъ Александра послѣ Эрфурта, когда окончательно рѣшилъ для себя, что интересы Францiи противорѣчатъ наполеоновскимъ и, слѣдовательно, совпадаютъ съ русскими; будучи шпиономъ враждебной иностранной державы, онъ нисколько не утратилъ субъектности французскаго патрiота. Большевики, принимая нѣмецкую помощь, исходили вовсе не изъ интиересовъ династiи Гогенцоллерновъ; для нея и для Германiи въ цѣломъ они желали иной участи и внесли въ ихъ паденiе тотъ небольшой вкладъ, который смогли; заключивъ миръ въ Брестѣ, они выигрывали время, и если бы панъ Пилсудскiй подъ стѣнами Варшавы не расквасилъ тухачевскую рожу, далеко не фактъ, что они Варшавой бы удовлетворились. Соотвѣтственно если работодатель ослабѣваетъ, или перестаетъ давать деньги, или инымъ способомъ выходитъ изъ игры — рѣдкiй агентъ продолжитъ исполнять свои обязательства.
Лирическое отступленiе о большевикахъ. Для моральной оцѣнки ихъ служба Германiи абсолютно безразлична, поскольку, помогая ей, они не совершили ничего, противорѣчащаго ихъ собственной морали. Она же, какъ мы помнимъ, заключается въ службѣ дѣлу пролетарiата. Если я изнасилую двѣнадцатилѣтнюю дѣвочку ради того, чтобы ея отецъ возненавидѣлъ буржуазный развратъ и всталъ въ ряды борцовъ за новое общество, я совершу въ высшей степени похвальный поступокъ. Вопросъ не въ сравненiи практическихъ приложенiй этой установки съ иными установками, а въ томъ, какъ въ принципѣ къ ней относиться.
Лучшiе агенты, конечно, тѣ, кто самъ объ этомъ не догадывается. Классическiй примѣръ — наши пуси. Онѣ — агенты Кремля въ самомъ прямомъ смыслѣ этого слова, ихъ дѣятельность напрямую направлялась и финансировалась Кремлемъ. Послѣ исторiи съ «не догнавшей» ихъ ФСО это должно было стать ясно для людей съ самыми куриными мозгами. Но, по-видимому, онѣ добросовѣстно не понимали своей собственной роли и, дискредитировавъ протестное движенiе насколько возможно и нанеся ему ущербъ большiй, чѣмъ кто-либо, искренне считаютъ себя борчихами съ «режимомъ». (Другое дѣло — протестное движенiе, которое бросилось ихъ защищать, иной участи и не заслуживало.) И такой агентъ — лучшiй, поскольку работаетъ не за страхъ, а за совѣсть.
Правильная постановка вопроса такова: не «въ чемъ интересъ работодателя», а «какiя соображенiя заставили того-то и того-то заключить съ тѣмъ-то соглашенiе, и на какихъ условiяхъ» — это важный именно моральный вопросъ, поскольку здѣсь лучше чѣмъ индѣ видѣнъ моральный аспектъ, исходныя посылки и то, передъ чѣмъ человѣкъ останавливается.
Натолкнула же меня на мысль вообще писать объ этомъ реплика въ дружественномъ журналѣ, гдѣ была жалоба одного дѣятеля широкаго профиля, который обвинялся за критику Навальнаго въ томъ, что онъ «агентъ Кремля». Полагаю, что критика справедлива, поскольку онъ человѣкъ принципiальный и критикуетъ Россiю съ высоты нравстеннаго ригоризма, игнорируя тотъ фактъ, что она — государство, существующее во времени и пространствѣ и, слѣдовательно хищникъ, а потому травкою свой рацiонъ ограничить не можетъ, даже если бы хотѣла. Люди, ненавидящiе одновременно и ***, и Россiю, — очень важный элементъ кремлевской пропагандистской машины, имъ зеленый свѣтъ и свобода высказыванiя. Но въ оцѣнкѣ того, чего ждать отъ персонажа, если онъ придетъ къ власти, вопросъ, чей онъ агентъ, важенъ лишь въ указанномъ мною аспектѣ. И потому, вспоминая доктринера и противника смертной казни Робеспьера, я скорѣе въ маловѣроятномъ случаѣ гипотетическаго выбора склоненъ сочувствовать Навальному: мнѣ кажется, что ему будетъ противно многое изъ того, на что высоконравственные доктринеры пойдутъ съ радостью.
Tags: реакціонное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments