philtrius (philtrius) wrote,
philtrius
philtrius

О генiяхъ

Я когда-то читалъ у Твена то же самое.
Версiя, конечно же, — простите за сквернословiе — не фальсифицируема. Доказать, что среди инвалидовъ отъ рожденiя, не поступившихъ на военную службу, нѣтъ генiевъ почище Буонапарте, невозможно. Но кое-какiя соображенiя могутъ быть приведены.
Оставимъ въ сторонѣ субъективность характеристики «генiя». Оставимъ въ сторонѣ то, что въ характеристику «генiя» — въ отличiе отъ таланта — слѣдуетъ все же включать способность преодолѣвать неблагопрiятныя обстоятельства. Попробуемъ взглянуть на картину въ цѣломъ.

Въ началѣ XIX в. стартовыя позицiи для литературнаго творчества въ Россiи были очень плохими: большинство населенiя было попросту безграмотно. Первая половина столѣтiя дала трехъ генiальныхъ поэтовъ (желающiе, къ числу коихъ я не отношусь, могутъ добавить четвертаго — Лермонтова) и одного — сверхъ оныхъ — прозаика. По-видимому, и Гончарова нужно отнести сюда же, поскольку разница въ датахъ рожденiя у него со старшимъ изъ упомянутыхъ — Пушкинымъ — меньше, нежели съ младшимъ слѣдующаго поколѣнiя — Достоевскимъ. Вообще даты рожденiя тѣхъ, кто создаетъ репутацiю русской поэзiи первой половины вѣка и прозы — второй половины заключаются въ узкомъ промежуткѣ 1799–1828 гг.
Затѣмъ — въ отношенiи столь же крупныхъ по репутацiи фигуръ — пустыня до 1860 г. (Чеховъ). А грамотность распространялась, трудности доступа только падали.
Совсѣмъ барьеръ былъ устраненъ уже въ СССР. Пропорцiонально легкости доступа къ писательскому ремеслу должно бы возрасти и количество генiевъ. Если есть желающiе отстаивать позицiю, будто такъ и произошло, называйте кандидатовъ.
Экстенсивно, кстати, литература растетъ. Но по ней видно — ее создаютъ не-генiи. Въ поэзiи первой половины XIX в. на трехъ генiевъ приходится съ десятокъ крупныхъ талантовъ и нѣсколько сотенъ отъ умѣренно талантливыхъ до совершенно бездарныхъ, а въ XX в., если не считать недобитыхъ представителей дореволюцiонной поэзiи, генiевъ нѣтъ вовсе — на десятокъ крупныхъ талантовъ приходится нѣсколько десятковъ тысячъ отъ умѣренно талантливыхъ до совершенно бездарныхъ. И тенденцiя видна совершенно противоположная: препятствiй нѣтъ, дорога широко открыта, ничто реализоваться не мѣшаетъ, но наиболѣе частая мысль — ужъ лучше бъ ты, дружочекъ, не реализовывался.
Для позiи вакантныхъ мѣстъ больше, чѣмъ могъ занять наличный человѣческiй матерiалъ.
Для науки — то же самое. У насъ много ставокъ научныхъ работниковъ, которыя могли бы занимать генiи, а занимаютъ ужъ совсѣмъ не генiи. Но генiевъ, которымъ онѣ должны были бы достаться, но не достались, тоже не наблюдается. А возможность наблюденiя есть — черезъ школу мы можемъ отслѣживать всю толковую молодежь.
Насколько я понимаю, на рынкѣ труда наибольшiя сложности — въ поискѣ самыхъ квалифицированныхъ; для генiя не было бы трудно овладѣть соотвѣтствущимъ наборомъ скилловъ.
Потому моя версiя такова: человѣчество используетъ наличное количество способностей довольно интенсивно, не на 100 %, конечно, но на 70 % по крайней мѣрѣ, и могло бы переварить гораздо большiй объемъ одаренности — это одинъ изъ важнѣйшихъ дефицитовъ.
Tags: pensieri, ссылки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 73 comments