philtrius (philtrius) wrote,
philtrius
philtrius

3 октября 2005 года

Филологія

Для интересующихся старой орѳографiей — неопубликованная рецензiя.
Протоiерей ВАЛЕНТИНЪ АСМУСЪ. Краткое пособiе по орѳографiи русскаго языка. М., «Русское зерцало», 1999 г.
Не безъ величайшаго удовлетворенiя ознакомились мы съ краткимъ — всего 27 страницъ — учебнымъ пособiемъ, принадлежащимъ перу автора, извѣстнаго какъ рѣдкой, безупречной образованностью, такъ и преданностью завѣтамъ старины. Само появленiе этой брошюры — отрадный признакъ возрастающаго интереса къ нашему прошлому, не искаженному кривымъ зеркаломъ культурныхъ революцiй доживающаго послѣднiе дни столѣтiя, — интереса тѣмъ болѣе похвальнаго, что ради его удовлетворенiя приходится предпринимать труды, далеко превосходящiе и тѣ — немалыя — усилiя, которыя необходимы для знакомства съ «литературнымъ» русскимъ языкомъ въ его современномъ варiантѣ.
Само собой разумѣется, мы вполнѣ раздѣляемъ какъ высказанные почтеннымъ пастыремъ взгляды на характеръ и слѣдствiя губительнаго вмѣшательства въ тонкую и хрупкую матерiю языка, такъ и паѳосъ его обличенiя, обращеннаго къ представителямъ обоихъ раздѣленныхъ идеологической враждой, но весьма дружныхъ въ разрушенiи традицiонныхъ культурныхъ цѣнностей лагерей (с. 7: «пока что мы остаемся жертвами реформы, въ которой выразились злоба недоучекъ и преступное недомыслiе устроителей всеобщаго счастья»); мы солидарны и съ его аргументацiей въ защиту традицiонныхъ нормъ, къ которымъ хотѣли бы добавить и слѣдующее соображенiе: глубоко любя и почитая русскую поэзiю, мы совершенно убѣждены, что съ негодной орѳографической реформой внутренне связано ея техническое паденiе нашего столѣтiя: человѣкъ, видящiй въ сборникѣ стихотворенiй Пушкина риѳму «стихiя—голубые», полагаетъ, что великiй поэтъ и въ самомъ дѣлѣ позволялъ себѣ фонетическiя вольности, въ то время какъ слѣдуетъ читать такимъ образомъ:
Прощай, свободная стихiя!
Въ послѣднiй разъ передо мной
Ты катишь волны голубыя
И блещешь гордою красой.
Это не формальныя придирки: редукцiя гласныхъ въ русскомъ языкѣ — длительный процессъ, а, кромѣ того, нельзя забывать, что графическiя измѣненiя стимулируютъ фонетическiя, и пресловутая реформа не могла не отразиться и на произношенiи; какъ бы то ни было, графика пушкинскаго стиха была фонетически подкрѣплена [Иногда стихи, утративъ «одежду» традицiонной орѳографiи, становятся непонятны: такъ, цвѣтаевское «Томики поставивъ въ шкапчикъ, / Посмѣшаете жъ сего, / Бѣженство свое смѣшавши / Съ бѣлымъ бѣшенствомъ его» обыгрываетъ знаменитое мнемоническое стихотворенiе «Бѣдный бѣлый бѣглый бѣсъ»; если этого не знать, читателю остается только думать о бѣлой горячкѣ]. и не имѣла ничего общаго съ какой бы то ни было неряшливостью. Можно, напримѣръ, сказать, что Евтушенко весь выросъ изъ новой русской орѳографiи.
Чрезвычайно важными и вѣсомыми представляются намъ и педагогическiя соображенiя автора. Въ качествѣ минимума онъ требуетъ:
«1. Привитiя пассивнаго знанiя старой орѳографiи ученикамъ средней школы (изъятыя буквы алфавита, бѣглое чтенiе нѣсколькихъ страницъ нелегкаго текста). Это тѣмъ болѣе необходимо, что старо-славянскiй все еще не возвращенъ въ оффицiальную школьную программу.
2. Изданiя въ подлинникѣ (мы вполнѣ раздѣляемъ необходимость употребленiя здѣсь этого, въ сущности, страшнаго слова — А. Л.) всѣхъ писателей, пользовавшихся старой орѳографiей.
4. И, конечно же, тѣмъ, кто дерзаетъ писать по-старому — дѣлать это правильно!»
Отъ себя мы добавили бы къ этому минимуму: необходимо нужно, чтобы приверженные традицiоннымъ цѣнностямъ благонамѣренные граждане объединялись, имѣя въ виду разъясненiе своихъ позицiй и пропаганду — не будемъ бояться слова — тѣхъ сокровищъ, которыхъ подавляющее большинство населенiя нашей страны было насильственнымъ образомъ лишено — лишено до такой степени, что сейчасъ даже не въ состоянiи оцѣнить размѣры утратъ. Для достиженiя этой цѣли прежде всего слѣдовало бы сдѣлать соотечественникамъ доступной въ полномъ объемѣ полемику вокругъ орѳографической реформы, ведшуюся наканунѣ революцiи; кромѣ того, именно такому сообществу было бы легче, чѣмъ кому бы то ни было, и предпринять необходимое изданiе подлинниковъ русскихъ писателей [Мы часто сталкиваемся съ тѣмъ, что произведенiя писателей, поэтовъ и философовъ (Ильинъ, Цвѣтаева, Бунинъ), которые рѣшительно заявляли о непрiемлемости для себя новой орѳографiи, издаются вопреки ихъ ясно выраженной волѣ; это, безусловно, заслуживает моральнаго порицанiя; однако извѣстный семитомникъ Цвѣтаевой настолько плохъ и во всѣхъ иныхъ отношенiяхъ, что невольно задаешься вопросомъ: а не связано ли здѣсь одно съ другимъ какой-нибудь болѣе тонкой и неочевидной связью?].
Теперь перейдемъ къ учебному пособiю какъ таковому. Оно обладаетъ многочисленными достоинствами: кратко, компактно, хорошо продумано по структурѣ и легко въ использованiи. Съ большимъ вкусомъ составлены списки словъ съ ѣ, ѕ и ѳ въ корнѣ, а также библiографiя. Важнѣйшiя правила (о склоненiи мѣстоименiй, о правописанiи приставокъ) изложены ясно и доходчиво [Надобно сказать, что авторы новаго «кривописания» создали безчисленныя трудности въ воспроизведенiи документовъ: не зная правилъ, тяжело понять, гдѣ имѣешь дѣло съ авторскимъ написанiемъ, а гдѣ — съ регулярнымъ. Потому мы часто сталкиваемся съ избирательнымъ примѣненiемъ правилъ старой орѳографiи: примѣръ совершенно нелѣпаго подхода — недавняя перепечатка труда Н. Шильдера «Императоръ Павелъ Первый» (М., «Чарли», 1996), гдѣ прежнiя окончанiя именъ прилагательныхъ сохраняются въ цитатахъ; въ связи съ отсутствiемъ другихъ признаковъ «древности» все это производитъ комическое впечатлѣнiе. Но не менѣе комична и встрѣченная нами недавно книга, изданная въ типографiи «ордена Трудоваго Краснаго Знамени»; есть, есть тѣ области, которыя слѣдовало бы отдать на откупъ кривописанiю, и Маяковскаго и иныхъ — если кому придетъ въ голову переиздавать ихъ творенiя — можно совершенно спокойно оставить въ ихъ совѣтской одеждѣ]. Избранная авторомъ мѣра «филологичности», на нашъ взглядъ, полностью соотвѣтствуетъ общественнымъ потребностямъ (въ обоихъ смыслахъ — реальномъ и идеальномъ); въ частности, авторъ съ большимъ тактомъ пользуется возможностью подчеркнуть греческiе корни многихъ явленiй въ русскомъ языкѣ. (Въ этомъ отношенiи нельзя не высказать сожаленiя, что отецъ Валентинъ Асмусъ, обрушивъ свой праведный гнѣвъ на «американскихъ варваровъ», которыхъ онъ только подозрѣваетъ въ намѣренiи реформировать правописанiе англiйскаго языка, молчитъ о варварахъ нѣмецкихъ, тщательно — подъ до боли знакомымъ лозунгомъ упрощенiя — изгоняющихъ слѣды греческихъ корней изъ своей графики, что въ ближайшемъ будущемъ приведетъ къ появленiю такихъ немыслимыхъ, но оффицiально санкцiонированныхъ уродовъ, какъ Tomas и Filosofie.)
Тѣмъ не менѣе съ нѣкоторыми вещами мы не можемъ согласиться. Конечно, какъ утверждаетъ Фасмеръ (и то безъ полной увѣренности), глаголъ убѣдить имѣетъ общiй корень со словами бѣда и побѣда. Но это совершенно не очевидно для наивнаго языкового сознанiя, и, если два послѣднихъ слова даны отдѣльно, то слѣдовало бы привести въ спискѣ и упомянутый глаголъ. Имѣло бы смыслъ включить въ него и слово болѣзнь, тѣмъ болѣе что такъ же неочевидна необходимость постановки -ѣ въ данномъ случаѣ, исходя изъ болѣть [Пары одежда — одѣвать и надежда — надѣяться, конечно, заставятъ читателя въ любомъ случаѣ отнестись съ осторожностью къ такого рода построенiямъ. Кромѣ того, можетъ смутить фонетическое сходство съ такими словами, гдѣ -ѣ отсутствуетъ, какъ полезный, любезный и т. п.]. Мы не можемъ требовать отъ читателя, не получившаго филологическаго образованiя, такихъ умозаключенiй. Я бы спецiально отмѣтилъ, что прилагательныя, образованныя отъ нарѣчiй на -ѣ, сохраняютъ ее (кромѣ — кромѣшный, внѣ — внѣшнiй, здѣсь — здѣшнiй). Если послѣднiй случай очевиденъ благодаря тому, что -ѣ оказывается внутри корня, то про второй этого сказать уже нельзя, а въ первомъ далеко не бросается въ глаза и этимологiя. Слишкомъ бѣгло и неопредѣленно изложено правило о написанiи -ѣ въ глаголахъ на с. 15; его трудно примѣнить на дѣлѣ.
Наконецъ, отмѣтимъ, что мы обнаружили въ текстѣ лишь одну опечатку — «рѣдкiй» вм. «рѣдкiй» на с. 12 — что свидѣтельствуетъ не о чемъ иномъ, какъ о легкой погрѣшности технической корректуры.
spamsink: В матче "philtrius - вордовский макрос" счет 0:1. Так какая же опечатка была в слове «рѣдкiй»? — philtrius: Тамъ было и.
Tags: restituta, русскій языкъ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments