philtrius (philtrius) wrote,
philtrius
philtrius

Еще одно πάρεργον

Еще одно πάρεργον — для чего дѣлалъ, для того не пригодилось. Можетъ, кому будетъ интересно.

Прейсишъ-Эйлау, Февраля 9 дня 1807 г.
58-Й БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕЛИКОЙ АРМIИ
Бой при Эйлау
Въ четверти лье отъ городка Прейсишъ-Эйлау есть плато, защищающее выходъ на равнину. Маршалъ Сультъ приказалъ 46-му и 18-му линейнымъ полкамъ овладѣть онымъ. Три полка, которые его защищали, были сбиты. Но въ этотъ самый моментъ колонна русской кавалерiи стремительно атаковала лъвую оконечность 18-го полка и разстроила одинъ изъ его батальоновъ; но это вовремя замѣтили драгуны изъ дивизiи Клейна. Войска вступили въ селенiе Эйлау. Непрiятель расположилъ нѣсколько полковъ въ церкви и на кладбищѣ. Онъ оказывалъ упорное сопротивленiе; послѣ боя, убiйственнаго съ той и съ другой стороны, къ десяти часамъ вечера позицiя была взята. Дивизiя Леграна расположилась бивуакомъ передъ городомъ, а дивизiя Сентъ-Илера — справа. Корпусъ маршала Ожеро размѣстился слѣва. Корпусъ маршала Даву еще накануне былъ двинутъ, чтобы обойти Эйлау и обрушиться на лѣвый флангъ непрiятеля, если бы тотъ не смѣнилъ позицiю. Маршалъ Ней совершалъ маршъ, чтобы обойти правый флангъ непрiятеля. Въ такомъ положенiи прошла ночь.
Битва при Эйлау
На разсвѣтѣ непрiятель началъ атаку оживленной канонадой противъ города Эйлау и дивизiи Сент-Илера.
Императоръ направился на позицiю у церкви, которую непрiятель такъ защищалъ наканунѣ. Онъ приказалъ выдвинуться впередъ корпусу маршала Ожеро и открыть канонаду противъ возвышенности сорока орудiями гвардейской артиллерiи. Страшная канонада началась и съ той, и съ другой стороны.
Русская армiя, построенная въ колонны, располагалась на разстоянiи вдвое меньшемъ пушечнаго выстрела: ни одинъ залпъ не пропадалъ даромъ. Въ движенiяхъ врага насталъ такой моментъ, когда, не въ состоянiи далее претерпѣвать такой уронъ, онъ рѣшилъ обойти нашъ лѣвый флангъ. Въ то же самое время стало слышно появленiе стрълковъ маршала Даву, зашедшихъ въ тылъ непрiятельской армiи. Корпусъ маршала Ожеро въ то же самое время выступилъ, построившись въ колонны, чтобы ударить во вражескiй центръ и, развлекая такимъ образомъ вниманiе непрiятеля, помѣшать ему двинуться всѣми силами противъ корпуса маршала Даву; дивизiя Сент-Илера выступила на правомъ флангѣ, оба они должны были маневрировать, чтобы соединиться съ маршаломъ Даву. Едва корпусъ маршала Ожеро и дивизiя Сент-Илера выступили, какъ густой снѣгъ покрылъ обѣ армiи — такой, что ничего не было видно въ двухъ шагахъ. Въ сей темнотѣ направленiе было потеряно, и колонны, слишкомъ смѣщаясь налѣво, двигались въ неопределенности. Это обезкураживающее затменiе длилось полчаса. Затѣмъ небо прояснилось, великiй герцогъ Бергскiй во главѣ кавалерiи, поддержанный маршаломъ Бессьеромъ во главѣ Гвардiи, развернулъ дивизiю Сент-Илера и обрушился на непрiятельскую армiю; это былъ рѣдкостный по своей отвагѣ маневръ, который покрылъ славой кавалерiю и сталъ необходимымъ въ томъ положенiи, въ коемъ находились колонны. Вражеская кавалерiя, желавшая воспрепятствовать этому маневру, была опрокинута; рѣзня была ужасна, были прорваны двѣ линiи русской пѣхоты; третья могла продолжать сопротивленiе, только опираясь тыломъ на лѣсъ. Гвардейскiе эскадроны дважды прошли насквозь всю непрiятельскую армiю.
Эта блистательная, неслыханная атака, которая опрокинула непрiятельскую пѣхоту числомъ более 20. 000 и заставила ихъ бросить свои орудiя, тотчасъ бы рѣшила побѣду, если бы не лѣсъ и нѣкоторыя неудобства мѣстности. Дивизiонный генералъ д’Опуль былъ раненъ картечью. Генералъ Дальманнъ, командующiй гвардейскими егерями, и изрядное число его безстрашныхъ солдатъ погибли со славою. Но сто драгунъ, кирасиръ или гвардейскихъ солдатъ, найденныхъ на полѣ битвы, были окружены болѣе чѣмъ тысячей непрiятельскихъ труповъ. Эта часть боеваго поля представляла собой ужасное зрѣлище.
Въ это время корпусъ маршала Даву показался въ тылу противника. Снѣгопадъ, который нѣсколько разъ въ теченiе дня затемнялъ небо, задержалъ также его маршъ и совокупное дѣйствiе колоннъ.
Ущербъ непрiятеля громаденъ; испытанный нами значителенъ. Въ теченiе двѣнадцати часовъ три сотни огненныхъ жерлъ съ обѣихъ сторонъ изрыгали смерть. Побѣда, долгое время сомнительная, была рѣшена и выиграна, когда маршалъ Даву показался на плато и обошелъ врага, который, после тщетныхъ усилiй отбить его, отступилъ. Въ тотъ же моментъ корпусъ маршала Нея вышелъ черезъ Альтгофъ на лѣвой сторонѣ, гоня передъ собой колонну прусскихъ войскъ, уцѣлѣвшихъ въ битвѣ при Деппенѣ. Вечеромъ онъ расположился въ селенiи Шмодиттенъ; чрезъ сiе непрiятель былъ столь стѣсненъ между корпусами маршаловъ Нея и Даву, что, боясь подвергнуть свой аррiергардъ опасности, въ восемь часовъ вечера онъ рѣшился отбить селенiе Шмодиттен. Нѣсколько батальоновъ русскихъ гренадеръ, — единственные, которые не участвовали въ атакахъ, — показались у этого села; но 6-й полкъ легкой пѣхоты, подпустивъ ихъ на разстоянiе выстрела въ упоръ, обратилъ въ совершеннѣйшемъ разстройствѣ. На слѣдующiй день непрiятель былъ преслѣдованъ до реки Фришингъ. Онъ скрывается по ту сторону Прегеля. Онъ оставилъ на полѣ боя 16 пушекъ и своихъ раненыхъ. Ими наполны всѣ дома въ селенiяхъ, черезъ которыя онъ проходилъ ночью.
Маршалъ Ожеро былъ раненъ пулею. Были ранены генералы Дежарденъ, Эдле, Лоше. Генералъ Корбино былъ задѣтъ ядромъ. Полковникъ Лакюэ 63-го и полковникъ Лемаруа 43-го полковъ были убиты ядрами. Полковникъ Бувьеръ 11-го драгунского полка скончался отъ ранъ. Всѣ они пали со славою. Въ точности наша потеря простирается до 1. 900 убитыхъ и 5. 700 раненыхъ, среди которыхъ тысяча тяжелораненныхъ оставятъ службу. Все мертвые были похоронены днемъ 10-го. На полѣ битвы насчитали 7. 000 русскихъ.
Такимъ образомъ наступательный походъ непрiятеля, имѣвшiй целью достичь Торна и обойти лѣвый флангъ Великой Армiи, окончился для него плачевно: отъ 12 до 15. 000 плѣнныхъ, столько же людей, выведенныхъ изъ строя, 18 знаменъ, 45 орудiй — трофеи, за которые, какъ видно, дорого заплачено кровью столькихъ храбрецовъ.
Нѣсколько испортившаяся погода, что не имѣло бы послѣдствiй въ любыхъ другихъ обстоятельствахъ, сильно воспрепятствовала комбинацiямъ французскаго командующаго. Наша кавалерiя и наша артиллерiя дѣлали чудеса. Конная Гвардiя превзошла самое себя; а это многое значитъ. Пѣшая Гвардiя провела весь день съ ружьями наизготовку, подъ жестокимъ огнемъ, не давъ ни единаго выстрѣла и не сдвинувшись съ мѣста; обстоятельства вовсе не были таковы, чтобъ она должна была наступать. Тягостнымъ событiемъ была и рана маршала Ожеро, которая въ самый разгаръ схватки оставила его корпусъ безъ вождя, который могъ бы имъ командовать.
Это повѣствованiе даетъ общее представленiе о битвѣ. Произошло множество событiй, делающихъ честь французскому солдату; главный штабъ занимается ихъ собранiемъ.
Расходъ артиллерiйскихъ боеприпасовъ былъ значителенъ; боеприпасовъ пѣхотныхъ — много меньше.
Орелъ одного изъ батальоновъ 18-го полка такъ и не былъ найденъ; вероятно, онъ попалъ въ руки враговъ. Полкъ нельзя упрекнуть въ семъ: на той позицiи, которую онъ занималъ, это всего лишь несчастный случай, возможный на войнѣ; однако жъ Императоръ вручитъ ему другого только тогда, когда тотъ возьметъ непрiятельское знамя.
Походъ оконченъ, врагъ разбитъ и отброшенъ на сто лье отъ Вислы. Армiя вернется на зимнiя квартиры.

Донесенiе Беннингсена о той же битвѣ здѣсь и ниже. Тамъ обѣщана подробная реляцiя, но въ нашихъ комплектахъ МВ я ея не обнаружилъ.

Сообщенiя о битвѣ при Прейсишъ-Эйлау, опубликованныя въ «Московскихъ вѣдомостяхъ» (№ 12. Суббота Февраля 9 дня)

Отъ Главнокомандующаго армiею ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА Генерала, Барона Беннингсена, получено сего Февраля 2го дня съ Флигель-Адъютантомъ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА, Подполковникомъ Ставицкимъ, съ мѣста сраженiя при Прейсишъ-Эйлау, отъ 27 Января, слѣдующее краткое донесенiе о вновь одержанной побѣдѣ надъ Французскою армiею, подъ личнымъ предводительствомъ Буонапартiя находившеюся:
«Особеннымъ щастiемъ поставляю, всеподданѣйше донести ВАШЕМУ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ, что ввѣренныя начальству моему храбрыя войска ВАШЕГО ВЕЛИЧЕСТВА прославили себя вновь знаменитою побѣдою. Кровопролитное и жестокое сiе сраженiе началось въ три часа по полудни 26го числа, и кончилось не прежде 6 часовъ вечера на другой день. Непрiятель совершенно разбитъ. Болѣе тысячи плѣнныхъ и 12 знаменъ, повергаемыя при семъ къ стопамъ ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА, достались въ руки побѣдителей. Сего дня Буонапарте съ отборными своими войсками атаковалъ нашъ центръ и оба фланга, но повсюду былъ опрокинутъ и пораженъ. Гвардiя его также не однократно покушалась нападать на нашъ центръ, но, после жестокаго огня, сильными ударами въ штыки нашей пѣхоты и храбрыми атаками кавалерiи всегда прогоняема была съ великимъ урономъ. Многiя непрiятельскiя пѣхотныя колонны и цѣлые кирасирскiе полки, называемые отбонными (élits), совершенно изтреблены и положены на мѣстѣ.
Я не премину, сколь скоро возможно будетъ, представить ВАШЕМУ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ обстоятельную реляцiю о сей достопамятной побѣдѣ, увѣнчавшей войска ВАШЕГО ВЕЛИЧЕСТВА вновь безсмертною славою на поляхъ при Прейсишъ-Эйлау.
Смѣло могу удостоверить ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО, что непрiятель потерялъ конечно болѣе двѣнадцати тысячъ человѣкъ.
Потеря съ нашей стороны простираться можетъ отъ 6 до 7 тысячъ убитыми и ранеными».
Въ Москвѣ, Февраля 9.
…получены были двѣ эстафеты съ увѣдомленiемъ, что въ окрестностяхъ Кенигсберга было наижестокое сраженiе, которое кончилось въ пользу нашу, и тогожъ числа вечеромъ сiя радостная новость подтверждена была прибывшимъ сюда Флигель-Адъютантомъ ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА, Ставицкимъ, которого Главнокомандующiй отправилъ къ ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ съ самаго мѣста сраженiя, бывшаго у мѣстечка Прейсиш-Эйлау. Привезенныя имъ извѣстiя слѣдующаго содержанiя:
«Генералъ Беннингсенъ, признавъ за нужное подвинуться съ армiею нѣсколько назадъ, дабы выбрать мѣсто, на которомъ съ выгодою можно было дѣйствовать всѣми его силами, остановился наконецъ подъ мѣстечкомъ Прейсишъ-Эйлау. Четыре дня сряду аррiергардъ его, подъ командою Генералъ-Маiора Барклай де Толли, принужденъ былъ выдерживать сильныя непрiятельскiя нападенiя; а 26го Января, въ 3 часа по полудни, началось сраженiе на всей линiи главной армiи. Сраженiе было самое кровопролитное, и продолжалось до самой ночи; но непрiятель не могъ одержать мѣста. 27го Утромъ Французы возобновили нападенiе; но послѣ упорнѣйшаго съ обѣихъ сторонъ сопротивленiя, къ вечеру непрiятель былъ принужденъ отступить со всѣхъ пунктовъ, а мѣсто сраженiя осталось Генералу Беннингсену. Буонапарте лично командовалъ въ семъ сраженiи, и подъ нимъ находились Фельдмаршалы: Ней, Ожеро, Даву, Сультъ и Бесiеръ, предводительствовавшiй Гвардiею, которая наиболѣе претерпела урона въ трехъ атакахъ, ею произведенныхъ на центръ Россiйской армiи. Потеря наша простирается отъ шести до семи тысячъ человѣкъ; непрiятельская потеря отъ двѣнадцати до пятнадцати тысячъ. Сверхъ того взято нами двѣнадцать знаменъ и около 1500 плѣнными, въ числѣ коихъ находится 30 Офицеровъ. Подробная реляцiя ожидается черезъ нѣсколько дней».
Tags: france, Россiя, пресса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments