December 6th, 2020

NDP

Varia

1. У меня вотъ такой вопросъ. Дискуссію со сторонниками совѣтской школы можно представить себѣ въ такомъ видѣ. — СССР быстро ликвидировалъ неграмотность. — А откуда Вы это знаете? — Это всѣ знаютъ. — Всѣ не годится, я хочу ссылокъ. — Вотъ ссылки на совѣтскую статистику (предположимъ, что такая есть). — Я ей не вѣрю, совѣтская статистика — приписки. — А откуда Вы знаете, что совѣтская статистика — приписки, дайте ссылку.
Collapse )
настроение

ЗАЧЕМ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ УЧЁНЫЕ МАРАЮТ СВОЮ РЕПУТАЦИЮ?

На FB-странице петербургского археолога П.Е. Сорокина – первооткрывателя и исследователя уникального археологического комплекса Охтинского мыса, ныне поставленного под угрозу практически полного (85-процентного) уничтожения – опубликован список основных участников процесса по, скажем так, юридическому обеспечению застройки этого археологически бесценного участка.

И среди них я с удивлением увидел, например, Л.А. Беляева – члена-корреспондента РАН, заведующего отделом археологии Московской Руси ИА РАН (Москва), доктора исторических наук.

Сам автор экспертизы, юридически позволяющей теперь уничтожить большую часть археологического памятника, А.Г. Ситдиков — руководитель обособленного подразделения «Институт археологии им. А. Х. Халикова» ГНБУ «Академия наук Республики Татарстан», доктор исторических наук.

И вот вопрос – а зачем им это всё? Чего не хватает? Разве нельзя было отказаться под каким-нибудь благовидным предлогом, сохранив лицо? Или на дыбу в пыточном подвале подвесили? Что-то сомневаюсь.

Вообще, после относительно недавнего введения института Государственной историко-культурной экспертизы (ФЗ № 73-ФЗ, ред. от 24.04.2020, «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», ст. 28) все чаще и чаще, а в последнее время постоянно приходится сталкиваться не просто с некачественной, а недобросовестной экспертизой. Документы оформлены красиво, правильно, по шаблону, подписаны специалистами с большими степенями и должностями, а внутри – труха. И институт этот, созданный вроде бы для независимой оценки тех или иных результатов археологических работ, превращается сейчас в свою противоположность – в инструмент продавливания интересов Заказчика.

История с Охтинским мысом – чрезвычайно опасный прецедент. Теперь, используя такой опыт, можно будет юридически ликвидировать ЛЮБОЙ археологически и исторически ценный объект в ЛЮБОМ городе страны. Если кому-то важному захочется снести собор Василия Блаженного или Казанский Кремль, например, и построить на их месте многоэтажный ларёк – то пожалуйста, механизм, последовательность нужных действий ясны. И всё по закону! И эксперты с большими степенями найдутся по щелчку и скажут, что эти объекты историко-культурной ценности не представляют.

И еще один характерный технологический штрих – все ученые из этого списка – не-петербуржцы.

Удручающая картина т.н. «научного сообщества». Нет никакого сообщества. Есть отдельные группки по интересам. Всё как везде, впрочем…
Станислав Бельский,
старший научный сотрудник отдела археологии МАЭ (Кунсткамера) РАН, кандидат исторических наук
05.12.2020
  • Current Mood
    +и.п.
NDP

* Паки угрюмо *

1. Съ того же сайта, о различіи языковъ. «Выраженіе „не хватало крановъ“ создает впечатлѣніе, что краны вродѣ были, но ихъ было мало, хотя изъ дальнѣйшаго текста слѣдуетъ, что крановъ не было вообще, а выраженіе „не полностью готовымъ“ въ переводѣ с совѣтскаго на русскій означаетъ „полностью неготовымъ“».
2. Я какъ-то писалъ, что, если нѣтъ Бога, то все безсмысленно. Къ этому нужно добавить, что атеистическое сознаніе въ поискахъ смысла склонно обращаться къ главному проекту антихриста — царствію Божію отъ міра сего. По-видимому, это главный, если не единственный наполнитель возникающей въ семъ случаѣ пустоты.