May 28th, 2020

milvus migrans

* Паки угрюмо *

Да, въ продолженіе одного разговора во вчерашней вѣткѣ. Я прошу прощенія за неизбѣжные повторы; въ той или иной комбинаціи и послѣдовательности большинство изъ нижесказаннаго высказывается не впервые, но гдѣ это было, я уже не помню.
Я полностью раздѣляю точку зрѣнія, что РФ — приватизированное государство и служитъ частнымъ интересамъ компетентныхъ лицъ, каждаго на его мѣстѣ, а не народу, обществу, будущему или какъ тамъ его называть или понимать. Но среди этихъ интересовъ есть и интересы идеальнаго свойства. Есть вещи, которыхъ +++ (въ данном случаѣ неважно, одинъ ли онъ) желаетъ безкорыстно и даже несмотря на издержки.
Сейчасъ въ полѣ идеальнаго для +++ находятся два пункта: WWII и Корсунь. Мнѣ не очень понятно, является ли второй изъ нихъ чисто ситуативнымъ или нѣтъ, скорѣе кажется, что онъ ситуативно возникъ, но сталъ подлиннымъ; такъ или иначе, любимыя битвы ведутся съ Украиной и поддерживающимъ ее фашистскимъ человѣчествомъ за тѣло и доспѣхъ князя Владиміра и трофеи Перваго Украинскаго фронта. Относительно Корсуни скажу только одно: обращеніе народа къ своему легендарному прошлому и концентрацію на немъ я считаю проявленіемъ комплекса неполноцѣнности и глубочайшей обиды, которая представляется мнѣ самымъ быстрымъ и надежнымъ рецептомъ національной катастрофы. На этомъ оставимъ князя Владиміра въ покоѣ и обратимся къ украинскимъ фронтамъ.
Здѣсь мнѣ, честно говоря, хочется иногда ущипнуть себя и стряхнуть наважденіе. «Недопустимо пересматривать итоги WWII». Эти итоги давно пересмотрѣны и стерты съ европейской карты, главной державы-побѣдительницы вовсе нѣтъ, Германія едина, НАТО у воротъ Петербурга, Варшавскій блокъ не существуетъ. Все это, кстати, произошло съ санкціи уже не существующей державы-побѣдительницы. Занятая историческая позиція соотвѣтствовала бы діалогу со старой Европой, но очень мѣшаетъ и связываетъ руки на восточноевропейскомъ направленіи: молодая Европа ненавидитъ фашизмъ безъ огонька, ex officio, чтобы слишкомъ откровенно не смущать старыхъ западныхъ партнеровъ, ея живая и реальная ненависть — коммунизмъ/Россія (какового различія она не проводитъ). Если РФ самоотождествляется съ коммунизмомъ, пропагандистская игра на восточноевропейскомъ полѣ проиграна заранѣе (и старая Европа не поможетъ, огонька нѣтъ и у нея, и все это ей глубоко неинтересно); у противоположнаго подхода много сложностей и далеко не стопроцентные шансы, но тамъ было бы пространство для игры и маневра.
Вся совокупность обстоятельствъ и комплексовъ (въ частности, убѣжденіе, что всему виной предательство) предполагаетъ и здѣсь глубочайшую обиду. Это парадоксальнымъ образомъ приводитъ къ тому, что сходство у наслѣдниковъ побѣды выстраивается не съ побѣдителями (не знаю ужъ, что у нихъ было въ головахъ въ 1945 году, но этого точно быть не могло), а съ побѣжденными, создавая классическій веймарскій синдромъ. Я не дѣлаю отождествленія, разумѣется, до націоналъ-соціализма сегодняшнему относительно вегетаріанскому режиму далеко (я не разъ отмѣчалъ, что, будь онъ въ сто разъ кровожаднѣе, онъ не столкнулся бы въ связи съ этимъ ни съ какими внутренними и внѣшними проблемами, и его ограниченіе въ этой области — прежде всего сознательное самоограниченіе), а просуществовалъ онъ уже дольше, чѣмъ н.-с. въ Германіи, и свои задачи по трансформаціи рѣшаетъ довольно медленно.
На вопросъ que faire каждый отвѣчаетъ, какъ мнѣ недавно случилось писать по печальному поводу, своимъ темпераментомъ. Однако самые общіе рецепты могутъ быть даны (ну хотя бы какъ необходимые признаки того, что движеніе идетъ въ правильномъ направленіи). Ихъ два: не обижаться и трудиться. Этого далеко не достаточно, но это необходимо точно.