November 26th, 2019

NDP

Въ продолженiе разговора о грамотности

На меня, конечно, влiяетъ то, что русскiй языкъ и литература были для меня самыми безсмысленными предметами въ школьной программѣ — за это время я могъ сдѣлать что-нибудь полезное, напр., выучить еще одинъ иностранный языкъ. Но есть и нѣкоторыя объективныя вещи.
Конечно, сейчасъ, глядя на тушку Фильтрiуса, никто не скажетъ, что это когда-то могло взгромоздиться на парусную доску; однако же, ей-Богу, такъ. Никакихъ выдающихся достиженiй, разумѣется, не было, но держаться и лавировать я умѣлъ. И вотъ, однажды меня среди акваторiи застала гроза. Не знаю, правильно ли это съ точки зрѣнiя физики, но мнѣ показалось, что алюминiевая мачта въ моихъ рукахъ — маленькiй, но громоотводъ, и я почувствовалъ себя не очень уютно. Къ своему берегу направился по прямой, умѣнiе лавировать куда-то исчезло.
Школа учитъ грамотности въ обстановкѣ такого же стресса. Есть хорошiе учителя, но размножить ихъ методики не получается; мы можемъ разсчитывать только на массовыхъ посредственныхъ учителей и подогнанныя подъ нихъ программы. Никакихъ иллюзiй тутъ питать не слѣдуетъ.
Естественнымъ образомъ грамотность формируется за счетъ количества и качества чтенiя; чѣмъ больше мы читаемъ и чѣмъ лучше нашъ встроенный грамматическiй анализаторъ и просто память, тѣмъ грамотнѣе мы пишемъ. Правило есть выжимка изъ читательскаго опыта; изучать его само по себѣ — значитъ ставить данныя опыта впереди опыта, телѣгу впереди лошади. Мы боимся не успѣть, отвергаемъ добротные, естественные и косвенные способы — т. е. фактически отказываемся лавировать и движемся напрямикъ перпендикулярно вѣтру или даже противъ вѣтра. Я думаю, если бы правила свели къ минимуму, а чтенiе увеличили сколько возможно — это и по грамотности дало бы лучшiй результатъ. По крайней мѣрѣ болѣе прочный. Я бы объединилъ русскiй языкъ и литературу въ одинъ предметъ — словесность (собственно, какъ было до революцiи), и львиную долю времени отвелъ бы чтенiю и эстетическому разбору. На правила выдѣлилъ бы минимумъ.
Да, въ свое время общественно-политическiй анализъ литературы казался глоткомъ свѣжаго воздуха на фонѣ эстетическаго разбора. Потомъ эстетика стала играть такую же роль на фонѣ опостылѣвшей всѣмъ политики. Это предметъ тонкой наладки; сейчасъ объ этомъ разсуждать не стану.
хомяк

* Паки меланхолично *

Обнаружилъ сегодня, что въ политбюро завелся маразмъ начинаю страдать географическимъ кретинизмомъ. Путешествуя по книжнымъ дѣламъ, изъ «Охотнаго ряда» вышелъ не въ тѣ ворота, по Никитскому прошелъ много больше, чѣмъ требовалось, полагаясь на память мѣста и благополучно миновавъ нужную дверь, и развѣ только мимо Тверской* не промахнулся. Съ удовлетвореніемъ отмѣчаю, что новогодье уже начали праздновать (хотя я лично предпочелъ бы, чтобъ елку расположили не на Манежной площади, а подъ моими окнами). А купилъ я слѣдующее.
Collapse )
море

* Угрюмо *

Да, и еще. Родители, которые не выбросили телевизоръ (если онъ у нихъ былъ), никогда, ни въ чемъ, ни при какихъ обстоятельствахъ не могутъ обвинять школу.