February 18th, 2014

panthera

De Cherascovii carminibus

Вопросъ коллегамъ.
Для Пушкина не проблема имѣть полное собранiе стихотворенiй, гдѣ черезъ лицейскую лирику не скоро доберешься до шедевровъ, и гораздо болѣе тонкую книжку для чтенiя. Если дѣлать полное собранiе стихотворенiй Хераскова, на этотъ эффектъ разсчитывать не приходится. Что мы имѣемъ: 1) 7-й томъ «Творенiй», который является его авторскимъ рѣшенiемъ на конецъ XVIII в., 2) массу стихотворенiй, которыя въ него не вошли отчасти въ силу забвенiя и жанроваго отбора (притчи — цѣликомъ), отчасти въ силу сознательнаго отверженiя, и 3) болѣе позднюю лирику, которая такому отбору даже и не подвергалась и которая содержитъ шедевры вродѣ «Вѣчности». Такихъ чудовищныхъ скачковъ уровня, какъ у Державина, у Хераскова нѣтъ, и его лучшiя достиженiя — менѣе яркiя, а провалы — не столь глубоки. И тѣмъ не менѣе: какъ расположить этотъ корпусъ такимъ образомъ, чтобъ читатель добрался до «Вѣчности», не уснувъ и не померевъ отъ хохота на «Притчахъ» (ястребъ, поднимающiй брови, достоинъ Хвостова). Возможно ли положить въ основу композицiи сборника качественный принципъ, или эту проблему можно рѣшить только предисловiемъ?
milvus migrans

* * *

Достопочтенный paladin_sveta полагаетъ, что соцiализмъ — это отобрать у труженика и отдать бездѣльнику.
Мнѣ, со своей стороны, кажется, что разница между совѣтскимъ и, скажемъ, французскимъ соцiализмомъ принципiальна: одно дѣло — высокiе налоги, другое — полный запретъ на предпринимательскую иницiативу и трудъ на себя. При этомъ, разумѣется, принципiальная грань можетъ быть жизненно не актуальной: налоги нетрудно задрать до такой степени, съ политкорректными приложенiями, что свобода предпринимательства станетъ чистой фикцiей (такъ, напримѣръ, была фиктивной принципiальная разница между свободой и крѣпостнымъ правомъ: получилъ паспортъ отъ помѣщика, и послѣ уплаты подушной подати и оброка фактически свободенъ).
Какъ вы полагаете, какое словоупотребленiе примѣнительно къ соцiализму болѣе правильно?