September 12th, 2012

macropus

Актуальное

Дѣятелей Неаполитанской революцiи Руффо хорошо зналъ и не относился къ нимъ серьезно: все эти легкомысленные либеральные аристократы и богатые адвокаты-честолюбцы, по его мнѣнiю, ничего не понимали въ жизни. …на самомъ дѣлѣ, по мнѣнiю Руффо, люди эти никому служить не хотѣли, а просто плохо подражали чему-то, никогда нигдѣ не существовавшему, тѣшились либеральными и революцiонными словами — прiобрѣли къ нимъ неискоренимую привычку съ юношескаго возраста, и особенно за десятилѣтiе съ 1789 года; они обманывали не только другихъ — это Руффо могъ и понять и простить, — они себя обманывали по природной умственной лѣни. Вся ихъ жизнь была сплошная внутренняя ложь, не тотъ государственный обманъ, который лежалъ въ основѣ его собственнаго мрачнаго пониманiя жизни, а ложь наивная, безсознательная, дѣтская, противная ему во взрослыхъ людяхъ.
Такъ онъ думалъ. Правды же въ словахъ республиканцевъ, какъ человѣкъ образованный и умный, кардиналъ Руффо отрицать не могъ. Онъ со злобой читалъ революцiонныя прокламацiи, въ которыхъ король Фердинандъ обзывался шутомъ и идiотомъ, а королева — развратной Мессалиной. Но кардиналъ прекрасно зналъ, что въ листкахъ этихъ если не все, то очень многое было вѣрно.
macropus

Изъ «Отечественныхъ записокъ»

Подчеркнемъ: рѣчь идетъ не о нестойкости математическихъ знанiй, а объ ихъ отсутствiи. Большинство обладателей средняго образованiя не забыли школьную математику — они просто никогда ее не знали. Недавно мнѣ довелось присутствовать на докладѣ одного психолога. Предметомъ его изслѣдованiй была структура интеллектуальныхъ операцiй, а моделью служило рѣшенiе школьниками квадратныхъ уравненiй — сначала самыхъ простыхъ и стандартныхъ, затѣмъ болѣе изощренныхъ. Излагая методику, изслѣдователь сообщилъ, что участниками экспериме6нтовъ стали ученики спецiализированныхъ математическихъ школъ изъ нѣсколькихъ крупныхъ россiйскихъ городовъ. И въ отвѣтъ на ироничное оживленiе въ залѣ сокрушенно пояснилъ: первоначально предполагалось работать съ обычными школьниками, но оказалось, что это невозможно. Въ обычныхъ школахъ даже самыя простыя квадратныя уравненiя оказывались доступными примѣрно одному изъ двадцати учениковъ, и эта доля одинакова во всѣхъ городахъ, гдѣ проводились изслѣдованiя. Хотя всѣ ребята, которыхъ пытались къ нимъ привлечь, только что проходили квадратныя уравненiя на школьныхъ урокахъ, и у нихъ просто не было времени, чтобы успѣть забыть, какъ ихъ рѣшаютъ.
Борисъ Жуковъ. Школа имени Плюшкина