September 2nd, 2011

milvus migrans

(no subject)

Любая литература настолько цѣнна, насколько въ ней сказалось влiянiе Рима — тезисъ, противоположный шлегелевскому.
Рим, конечно, пестрый, и если бъ дошелъ полностью яркiй и безвкусный Эннiй, а строгiй и совершенный Горацiй — во фрагментахъ, и влiянiе было бы инымъ. Но имѣемъ то, что имѣемъ.
Разговоръ съ *** о подозрѣнiяхъ. Ну вотъ, мы подозрѣваемъ, что, скажемъ, болгарская или литовская литературы неинтересны — и не учимъ соотвѣтствующихъ языковъ. Польская — исключенiе. *** проситъ назвать имена. Я ссылаюсь на чужое мнѣнiе; онъ самъ называетъ Мицкевича — читалъ, есть индивидуальная, ни на кого не похожая визгливая нота. Знакомый ***, полякъ, говорилъ — вотъ вы нами совсѣмъ не интересуетесь, шага не хотите сдѣлать навстрѣчу — съ какой стати мы будемъ сами дѣлать этотъ шагъ?

Подозрѣнiя, конечно, коренятся въ концепцiи экономiи силъ. Но не то чтобы они несправедливы — самъ фактъ ихъ существованiя, конечно же, несправедливъ.