February 22nd, 2008

milvus migrans

(no subject)

На свѣтѣ все проходитъ,
И даже эта ночь…

О, садъ, какая радость мнѣ
Въ благоуханiи и цвѣтѣ?
Я тихо плачу въ сторонѣ,
И благодатны слезы эти.
Я плачу, и въ слезахъ моихъ
Вся горечь будущей разлуки.
Еще темно, и садъ затихъ,
И лепестки ложатся въ руки;

Затихли травы на лугу,
Затихли мертвые въ могилахъ,
Я плакать больше не могу
И слезъ остановить не въ силахъ;
Я женщина, и плачу такъ,
Какъ плачутъ женщины простыя,
О, Господи, подай мне знакъ,
Что слезы эти не пустыя.

Кто здесь еще? Не подойду,
Останусь тѣнью незамѣтной.
Блаженъ, кто трудится въ саду
Въ благословенный часъ разсвѣтный.
Ему спокойно, онъ одинъ.
Зачѣмъ явилась до зари я…
«Скажи мнѣ, добрый господинъ,
Не ты унесъ Его?» — «Марiя!»


Прiятно, что есть хотя бы и немного людей — но уже не одинъ и не два, — которые думаютъ о томъ, какими должны быть современные стихи, примѣрно то же, что и я.