philtrius (philtrius) wrote,
philtrius
philtrius

Окончаніе

Д’Антрегъ подчеркиваетъ роль религiи: «не можетъ кризисъ въ государствѣ, гдѣ религiя царствуетъ надъ умами, поставить его на край гибели, и нѣтъ такого положенiя, которое дало бы государю гарантiи безопасности, когда онъ повелѣваетъ людьми, презирающими долгъ, который сочетаетъ ихъ съ небомъ».
Философы XVIII вѣка хорошо понимали, что, нападая на религiю, они подрываютъ не соперницу, а союзницу земныхъ властей.
Вѣрная и чистая традицiя не можетъ существовать, не передаваясь; ученiе не можетъ сохранять чистоту безъ бдительнаго преподаванiя наставниками. Изъ этого слѣдуетъ, что требованiе любой религiи — чтобы ее преподавали, но, чтобы ее преподавать, ее надлежитъ знать; а чтобы преподавать народу лишь то, во что ему надлежитъ вѣровать и что надлежитъ осуществлять въ жизни, и остановиться въ преподаванiи тамъ, гдѣ пролегаетъ граница доступнаго для него, нужно обладать лучшимъ образованiемъ, нежели толпа.
Мы прожили десять вѣковъ за десять лѣтъ, и Небо многократно умножило нашу опытность; теперь нѣтъ ни одного Монарха, который не былъ бы увѣренъ въ пользѣ религiи какъ для своей нацiи, такъ и для своего личнаго существованiя. Все философы этого и прошлыхъ вѣковъ не смогутъ дать отвѣтъ на слѣдующiй вопросъ: какъ чисто человѣческими средствами установить законы, которые заставили бы людей, живущихъ бѣдственно, уважать собственность пребывающихъ въ изобилiи?
Поддерживать религiю въ чистотѣ — задача богословскихъ факультетовъ; они должны зависѣть отъ Сѵнода, а также отъ своихъ епархiальныхъ архiереевъ, поскольку это та область, гдѣ никакая предосторожность не будетъ излишней; гибельныя послѣдствiя можетъ вызвать и легкое измѣненiе въ манерѣ преподаванiя. Д’Антрегъ предлагаетъ преподавать положительное и нравственное богословiе, но считаетъ опаснымъ полемическое: оно необходимо для странъ, раздираемыхъ спорами, но оно порождаетъ у овладѣвшихъ вредную привычку искать себѣ враговъ и даже измышлять ихъ, чтобы оружiе не пребывало въ праздности. Если врагъ уже проникъ, это одно дѣло: но въ Россiи ситуацiя совершенно не такова (д’Антрегъ полагаетъ, что нельзя считать раскольниковъ еретиками, и борьбу съ расколомъ отдаетъ на откупъ времени и кротости). Главный богословскiй факультетъ долженъ быть расположенъ въ столицѣ, подъ надзоромъ Императора и Сѵнода, а его отдѣленiя — лишь въ центрахъ епархiй.
Для юридическаго факультета графъ рекомендуетъ положительное право и изученiе обычаевъ страны; онъ оговаривается, что знанiе мѣстныхъ условiй для его программы ничѣмъ замѣнить нельзя.
Нужно подготовить умы къ изученiю многоразличныхъ предметовъ и никогда не забѣгать впередъ, предвосхищая наступленiе зрѣлости, когда будетъ видно, что эти послѣднiе будутъ полезны. Лишь тогда они выгодны государству. Юридическая школа въ своей полнотѣ охватываетъ естественное право, народное во взаимоотношенiяхъ нацiй другъ съ другомъ, положительное, или гражданское, и карательное, или уголовное. Такимъ образомъ, юридическiй факультетъ — не что иное, какъ школа, гдѣ изучаютъ естественные, политическiе, гражданскiе и карательные законы. Но, въ этой области наукъ, опытъ научилъ насъ, насколько опасны общiе и расплывчатые принципы, откуда такъ легко извлечь самыя пагубныя слѣдствiя, и эти принципы умножаются въ изученiи естественнаго и народнаго права. Съ другой стороны, изученiе этихъ областей сталкивается съ такимъ множествомъ самыхъ противоположныхъ мнѣнiй, открываетъ такое обширное поприще ложнымъ системамъ, ихъ такъ легко принять за смѣлыя мысли, что признакомъ мудрости Государя будетъ отложить ихъ публичное преподаванiе до той поры, когда сила образованности, сохраняя всю свою энергiю, будетъ представлять уму средства противостоять естественной увлекательности сихъ ученiй…
Но практическiя истины для народа много полезнѣе, чѣмъ отвлеченныя. Такимъ образомъ, преподаванiя гражданскаго и уголовнаго законодательства сейчасъ для Россiи достаточно. И въ Россiи это проще, чѣмъ въ Европѣ, поскольку тамъ взаимодѣйствуетъ мѣстное право и римское, а въ Россiи воля Государя — единственный источникъ права. Впрочемъ, русское законодательство хаотично (что слѣдуетъ скрывать отъ народа). Наличiе школы права въ губернскихъ центрахъ будетъ весьма полезно, поскольку улучшитъ качество администрацiи и будетъ способствовать водворенiю справедливости. Проблематика медицинскаго образованiя разсматривается лаконично; графъ лишь подчеркиваетъ его важность. Нужно цѣнить русскихъ профессоровъ и призывать иностранцевъ безъ колебанiй — для того, чтобы потомъ имѣть возможность безъ нихъ обойтись. Раздѣлавшись съ университетомъ, д’Антрегъ обращается къ начальному образованiю.
Человѣку нужно изучить все, что ему полезно, и не изучать безполезнаго: все, превышающее его пользу, если онъ это узнаетъ, — мучительно для него и опасно для государства. Эти знанiя будутъ несовершенны, и жизненныя обстоятельства не дадутъ достичь полнаго просвѣщенiя. Онъ останется съ непреодолимыми предразсудками и заблужденiями. Но то, что знаешь, надлежитъ знать основательно. Просвѣщенiе народовъ должно ихъ просвѣщать, а не ослѣплять ложнымъ блескомъ. Просвѣщенiе высшихъ классовъ влечетъ за собой подъемъ образованности и въ низшихъ: кромѣ прямой выгоды, косвенная заключается еще и въ томъ, что этимъ послѣднимъ такимъ образомъ дается оружiе противъ возросшихъ возможностей злоупотребить своимъ просвѣщенiемъ со стороны первыхъ. Нужно точно предписать кругъ преподаваемыхъ знанiй, и если дать меньше — непрiемлемо, то опасно и выходить за его предѣлы. И въ области общественной жизни это могутъ быть только начальные элементы: все свыше можетъ быть усвоено лишь несовершенно.
Каковъ кругъ понятiй, необходимыхъ для народа? Ему надлежитъ умѣть читать печатный и рукописный шрифтъ. Первое учитъ его Закону Божiю, даетъ познать волю Государя, и, познавая волю Государя, онъ изучаетъ и тѣ средства, какiя императорская власть дала ему для осуществленiя его правъ и обращенiя къ правосудiю. Письмо отъ руки нужно ему, чтобы заключать соглашенiя, согласовать свои интересы съ чужими; но для этого нужно и умѣнiе писать, и оно должно преподаваться вместѣ съ чтенiемъ. Чтобы сделать письмо воистину полезнымъ, нужно присоединить и знанiе четырехъ простыхъ ариѳметическихъ правилъ.
Въ первыхъ книгахъ, какiя будутъ использоваться для ученiя, должна содержаться совокупность необходимыхъ религiозныхъ познанiй. Но о философской проблематикѣ споровъ вокругъ вѣры простолюдину лучше не знать вовсе. Надзоръ за единообразiемъ и созданiе учебныхъ пособiй для элементарныхъ школъ — задача университета. Средняя ступень, какъ и высшая, не должна имѣть дѣла ни съ какой религiей, кромѣ господствующей; но элементарную школу можно дозволить имѣть какъ раскольникамъ, такъ и прочимъ религiямъ. Университету надъ начальными школами подобаетъ лишь самый общiй надзоръ; болѣе пристальный должны осуществлять коллегiумы, средняя ступень. зависимая отъ факультета искусствъ. Руководители начальныхъ школъ — члены университета; ихъ персоналу должна быть открыта перспектива ученой карьеры. Преступить черту назначенныхъ для преподаванiя наукъ — государственное преступленiе, и университетъ лишь констатируетъ его, предавая виновнаго суду Монарха.
Контроль надъ домашнимъ воспитанiемъ затрудненъ; при всей желательности сообразовать его съ видами государства и принятыми имъ формами есть одинъ способъ, который никто не станетъ оспаривать: такое воспитанiе можетъ быть довѣрено лишь лицамъ, подвергнувшимся испытанiю отъ правительства и получившимъ его дозволенiе. Частныя лица должны обращаться въ университетъ и коллегiумы для того, чтобы получить отъ нихъ домашняго наставника для своихъ детей. Д’Антрегъ предлагаетъ предоставить отцу семейства право выбора — лишь бы тотъ представилъ избраннаго имъ учителя для экзамена въ совѣтъ коллегiума или университета. Страсть къ наружному блеску, этотъ порокъ XVIII столѣтiя, расплодила въ домашнемъ воспитанiи шарлатановъ отъ науки; знанiе подменили болтовней. Вместѣ съ привычкой къ учебѣ жертвы этой системы потеряли и желанiе учиться. Эти «энциклопедическiе попугаи» и «универсальные болтуны» совершенно безъ надобности государству. Но если вообще влiянiе на домашнее воспитанiе проблематично, то влiянiе на служебное поприще проблемы не составляетъ: прекрасно, если въ коллегiи иностранныхъ дѣлъ, военную и морскую нельзя будетъ поступить на службу безъ прохожденiя курсовъ и полученiя степени магистра искусствъ въ столичномъ университетѣ или одномъ изъ его провинцiальныхъ филiаловъ.
Финальная часть записки посвящена университету. Въ Москвѣ его располагать неудобно — онъ въ дурномъ соседствѣ въ силу множества отставныхъ, чья обида превращается въ оппозицiю, вполне, впрочемъ, безобидную. Но лучше пользоваться тѣмъ, что есть, и избѣгать столь любимаго современными реформаторами разрушенiя: кротость, благодѣянiя и разумъ суть лучшiя средства. Неронъ и Аларихъ — вотъ подлинные образцы реформаторовъ философскаго вѣка. Существующiе университеты надлежитъ не упразднить, а объединить въ одно тѣло. Графъ рекомендуетъ для созданiя и поддержанiя нацiональной образовательной системы создать должность министра народнаго просвѣщенiя и при немъ — совѣтъ, помогавшiй бы ему въ осуществленiи надзора. Совѣтъ также долженъ слѣдить за состоянiемъ дѣлъ въ Европѣ и, опираясь на знанiе собственной страны и чужаго опыта, использовать и приспособлять къ мѣстнымъ условiямъ все, что окажется полезно. Онъ же долженъ заниматься и цензурой. Послѣднюю — вопреки софизмамъ XVIII в. — онъ считаетъ необходимой: ограничить свободу мысли нельзя, смѣшна сама претензiя, судья мысли — только Богъ, но высказанная мысль — уже дѣйствiе, и въ качествѣ таковаго она подлежитъ земному суду.
Это честный и мрачный документъ; его диктовали горькiя чувства человѣка, утратившаго свое отечество. Однако полюсу, представленному самимъ Царемъ, — осознанiю необходимости свободы мысли ради научнаго прогресса, безъ котораго невозможно народное благосостоянiе, — былъ противопоставленъ противоположный: предупрежденiе объ опасностяхъ, которыя грозили на этомъ пути, и посильная попытка предотвратить ихъ. Напряженiе между этими двумя полюсами будетъ отныне характерно для всей образовательной политики Имперiи.
Tags: ludus litterarius
Subscribe

  • (no subject)

    Вотъ. Теперь можно сказать, что я окончательно разлюбилъ Мандельштама. Единственное его стихотворенiе, безъ котораго я не могу обойтись, — «Къ…

  • (no subject)

    Придется ли мнѣ испить изъ чаши мачехи Федры напитокъ, который, однако же, не повредилъ ея пасынку, или погибнуть отъ Цирцеиной травы, или…

  • Немало дивихся сему чюдеси

    У Левейера есть в одномъ мѣстѣ ссылка слѣдующаго вида: Vie du P. Paul. Источникъ нашелся сравнительно легко, и есть тамъ реплика, на которую Левейеръ…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments