philtrius (philtrius) wrote,
philtrius
philtrius

* Угрюмо*

Въ комментарiяхъ была высказана мысль, что филологiя талантовъ не требуетъ, и озаренiя въ ней невозможны.

Я рѣшилъ устроить небольшую экскурсiю по своей филологической кухнѣ, чтобы читатель самъ смогъ судить, что нужно, а что не нужно филологу. Текстологiя — это разновидность каторжныхъ работъ, и дѣйствительно, главное для нея — добросовѣстность. Вторая главная часть филологiи — комментированiе. Вотъ два примѣра, которыми я больше всего доволенъ, изъ переписки Вольтера съ Екатериной. Оба примѣчанiя — къ письмамъ Вольтера.
Въ первомъ случаѣ нуженъ былъ литературный источникъ вольтеровскихъ свѣдѣнiй о Римѣ. Я помнилъ, гдѣ имѣло мѣсто основное столкновенiе римлянъ съ боевыми колесницами, и помнилъ основной трудъ (Плутарха читали настолько чаще, чѣмъ остальные потенцiальные источники, что я даже не сталъ провѣрять, излагается ли эпизодъ гдѣ еще). Чего я совсѣмъ не помнилъ — такъ это что рѣчь шла о насмѣшкахъ. Цитата идеально легла на мои потребности. Интересно, кстати, что Вольтеръ запомнилъ въ первую очередь то, что я забылъ.
Во второмъ задачка посложнѣе — опредѣлить печатную публикацiю по ея вольтеровской характеристикѣ. Автоматическая первая стадiя работы — найти въ каталогахъ библiотекъ что-нибудь, гдѣ авторомъ былъ бы Фальконе, а заглавiемъ — «Письмо» или «Посланiе», ожидаемо провалилась.
Что, собственно, я зналъ о Фальконе? Что онъ былъ не только скульпторомъ, но и теоретикомъ искусства и переводчикомъ и критикомъ Плинiя Старшаго. Потому я сталъ смотрѣть уже его сборники, начиная съ хронологически самыхъ близкихъ и вѣроятныхъ. То, что я нашелъ, также идеально легло на исходныя условiя: если мое предположенiе вѣрно и текстъ былъ безъ титульнаго листа, объ авторствѣ нужно догадываться, это нетрудно, ну а оцѣнка — дѣло субъективное.
Оба примѣра, кстати, иллюстрируютъ, что у филолога-классика много дополнительныхъ бонусовъ: если съ Плутархомъ это очевидно, то и Плинiй мнѣ помогъ. И, думаю, для работы эффективной филологической машины опредѣленныя качества все-таки требуются (изъ скромности или гордыни развивать этотъ аспектъ не будемъ). Первое, что бросается въ глаза, — ничтожность достигнутыхъ результатовъ для судьбы человѣчества; это не ядерная бомба и не боевой штаммъ чумы. Почему плохая филологiя разрушительнѣе бомбы, я напишу въ слѣдующiй разъ. Ниже — вольтеровскiе тексты и примѣчанiя къ нимъ.

Текстъ: Римляне насмѣхались надъ боевыми колесницами, и они были правы.
Комментарiй: Возможно, Вольтеръ намекаетъ на этотъ эпизодъ изъ Плутарха (описанiе Херонейской битвы): «Сулла, едва замѣтивъ смятенiе въ рядахъ противника, тутъ же ударилъ и быстро преодолѣлъ разстоянiе, раздѣлявшее оба войска, чѣмъ лишилъ силы серпоносныя колесницы. Дѣло въ томъ, что главное для этихъ колесницъ — продолжительный разбѣгъ, который сообщаетъ стремительность и мощь ихъ прорыву сквозь непрiятельскiе ряды, а на короткомъ разстоянiи они безполезны и безсильны, словно стрѣлы, пущенныя изъ плохо натянутаго лука. Такъ и вышло въ тотъ разъ у варваровъ, и римляне, отразивъ вялое нападенiе лѣниво двигавшихся первыхъ колесницъ, съ рукоплесканiями и смѣхомъ потребовали новыхъ, какъ они обычно дѣлаютъ на бѣгахъ въ циркѣ» (Сулла, XVIII, 2–4, пер. С. А. Ошерова).
Текстъ: Письмо, прибывшее въ пакетѣ со стороны Бецкаго, весьма цѣнно. Я думаю, оно принадлежитъ нашему Фальконету, но то, что Ваше Императорское Величество соизволило написать мнѣ о вашемъ учрежденiи — болѣе чѣмъ Сен-Сирѣ — много выше печатнаго письма Фальконета, которое, не менѣе того, весьма хорошо. (Письмо 1772 г.)
Комментарiй: По-видимому, въ пакетъ было вложено слѣдующее письмо: Lettre à une espèce d’Aveugle. Оно входило въ составъ Observations sur la statue de Marc-Aurèle, et sur d’autres objets relatifs aux beaux-arts. A Monsieur Diderot. Par Etienne Falconet. A Amsterdam, Chez Marc-Michel Rey, 1771. Письмо датировано iюнемъ 1769 г. Оно находится въ данномъ изданiи на сс. 193–205, съ постскриптумомъ, который предлагаетъ не удивляться, встрѣтивъ копiю этого письма. Если предположить, что въ составъ пакета входили именно данныя страницы, а не все изданiе, это объясняетъ и то обстоятельство, что Вольтеру приходится догадываться объ авторствѣ (что, впрочемъ, вполнѣ нетрудно, поскольку рѣчь въ письмѣ идетъ о статуѣ Петра Великаго, которую адресатъ видѣлъ въ мастерской автора). Намъ не удалось обнаружить отдѣльныхъ его изданiй въ доступныхъ электронныхъ каталогахъ различныхъ библiотекъ.
Tags: philologica, voltaire
Subscribe

  • О музеяхъ

    А вотъ уже вполнѣ серьезный вопросъ. Если упрощать и огрублять, концепцію музея можно свести къ двумъ акцентамъ: просвѣтительскій и эстетическій.…

  • * * * * *

    Потеряли бы Вы что-нибудь изъ своихъ ​пользъ​ и удовольствій, если бы поэмы «Кому на Руси жить хорошо» вовсе не существовало?

  • О поверхностныхъ статьяхъ

    Вотъ, прочелъ эту статью (на мой взглядъ, весьма поверхностную) и задумался: а что же такое совѣтскій человѣкъ? Съ одной стороны, статически…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • О музеяхъ

    А вотъ уже вполнѣ серьезный вопросъ. Если упрощать и огрублять, концепцію музея можно свести къ двумъ акцентамъ: просвѣтительскій и эстетическій.…

  • * * * * *

    Потеряли бы Вы что-нибудь изъ своихъ ​пользъ​ и удовольствій, если бы поэмы «Кому на Руси жить хорошо» вовсе не существовало?

  • О поверхностныхъ статьяхъ

    Вотъ, прочелъ эту статью (на мой взглядъ, весьма поверхностную) и задумался: а что же такое совѣтскій человѣкъ? Съ одной стороны, статически…