philtrius (philtrius) wrote,
philtrius
philtrius

Оттуда же, о языкахъ


Латинскій языкъ понимаютъ почти во всѣхъ государствахъ Европы, и это приводитъ къ тому, что, по счастью, можно имъ воспользоваться, чтобы восполнить отсутствіе знанія большинства языковъ: зная только этотъ, пусть мертвый, можно общаться въ большемъ числѣ мѣстъ, чѣмъ зная четыре другихъ языка, и Государь не можетъ не знать его безъ ущерба, и даже безъ нѣкотораго стыда; тѣмъ паче что въ Германіи, Франціи, Польшѣ и иныхъ мѣстахъ древнія учрежденія, мирные договоры и т. п. почти всегда на латыни, а Государю зачастую необходимо понимать ихъ въ оригиналѣ. Нѣтъ нужды распространяться здѣсь о необходимости знать этотъ языкъ, потому что всѣ въ томъ согласны, и его использованіе превратило это въ своего рода обязанность; отмѣтимъ только, что было бы безполезно, а можетъ быть и дурно, заставлять Государя учить его въ той же степени, что и профессора изящной словесности; Скалигеръ и Салмазій могли употреблять свое время для сихъ ученыхъ пустяковъ, но время Государя приберегается для лучшихъ вещей; онъ будетъ знать довольно, если сможетъ легко читать хорошихъ Авторовъ, хотя бы и не понимая труднѣйшихъ мѣстъ.
Если бы требовалось особое изученіе, чтобы юный Государь былъ въ состояніи наслаждаться красотами древнихъ латинскихъ Авторовъ, то лучше, можетъ быть, и было бы, чтобы онъ ихъ не зналъ; но, поскольку можно преподать ему языкъ такъ, чтобы это не стоило ни много времени, ни много труда, а, с другой стороны, это ему необходимо, что будетъ видно, когда будетъ идти рѣчь о воображеніи; не должно отказываться отъ попеченія о знакомствѣ съ ними; но не слѣдуетъ и дѣлать изъ сего отдѣльный предметъ, какъ и изо всего, что относится къ критикѣ Авторовъ; хорошо поговорить иногда о томъ въ его присутствіи, не ввязывая его въ это обсужденіе, кромѣ какъ если онъ будетъ получать удовольствіе.
Французскій языкъ съ нѣкотораго времени обосновался въ большинствѣ государствъ Европы; его употребленіе весьма обычно при всѣхъ нѣмецкихъ дворахъ, дворахъ Англіи, Сѣвера, Польши и т. д., и это приводитъ къ тому, что немногіе Государи христіанскаго міра могутъ обойтись безъ его изученія. Большое количество прекрасныхъ произведеній, сочиненныхъ на этомъ языкѣ, увеличиваетъ эту необходимость, равнымъ образомъ какъ и цивилизація (politesse) сего народа, заставляющая иностранцевъ искать бесѣды съ ними и путешествовать во Францію. Обычно его преподаютъ ребенку уже тогда, когда онъ только научился хорошо говорить на своемъ родномъ, только употребленіемъ, давая ему Наставника или Гувернантку, говорящихъ съ ними все время по-французски; эта практика основана на разумѣ, и она даетъ удивительный успѣхъ; и къ тому нечего и прибавить.
Итальянскій языкъ распространенъ такъ же и болѣе, нежели французскій, на немъ можно найти множество произведеній ума такой тонкости, съ какой ничто не сравнится, онъ прекрасенъ и наиболѣе сладостенъ изо всѣхъ, на какихъ нынѣ говорятъ; народъ самый цивилизованный въ Европѣ, слушать оперы можно только на этомъ языкѣ или на французскомъ; въ виду всѣхъ этихъ доводовъ Государю было бы неудобно его не знать; онъ долженъ, стало быть, изучить его, тѣмъ паче, что, зная латынь и французскій, ему остается только провести шесть мѣсяцевъ въ Италіи, и онъ будетъ знать языкъ, что стоитъ ему весьма мало труда.
Въ силу тѣхъ же доводовъ онъ также могъ бы выучить испанскій языкъ, однако коль скоро онъ не такъ распространенъ, и говорятъ на немъ почти исключительно въ Испаніи, а народъ этотъ, будучи расположенъ на краю Европы, менѣе общается съ другими, и, наконецъ, онъ нѣсколько труднѣе итальянскаго въ изученіи, можно легко безъ него обойтись, развѣ только Государь предназначенъ для того, чтобы въ одинъ прекрасный день имѣть особыя отношенія съ испанцами. Нельзя при томъ отрицать, что, не зная его, теряешь много; на этомъ языкѣ сочинены произведенія столь прекраснаго и живаго воображенія, что индѣ не найдешь ничего, что къ нимъ бы приближалось.
Нѣмецкій языкъ менѣе распространенъ въ иностранныхъ государствахъ, нежели три первыхъ, но зато онъ природный для значительного числа государей Европы; ибо кромѣ Императора, Курфюрстовъ и прочихъ нѣмецкихъ Государей, онъ таковъ и для королей Сѣвера, Нидерландовъ, и т. д., и имъ часто пользуются при дворахъ Франціи, Англіи, Польши, и т. д., такъ что нѣтъ въ Европѣ Государя, который не имѣлъ бы въ настоящій моментъ или по крайней мѣрѣ не могъ бы имѣть отношеній, для которыхъ этотъ языкъ необходимъ, и должно, преподавая его, пользоваться той же методой, которая указана для французскаго, и чѣмъ раньше, тѣмъ лучше.
Англійскій языкъ вовсе не распространенъ, имъ почти никогда не пользуются внѣ острововъ, составляющихъ это королевство, и хорошія произведенія, сочиненныя на немъ, почти всѣ научнаго и моральнаго содержанія, а не произведенія ума; и въ переводѣ они ничего не теряютъ. Такимъ образомъ преподавать его Государю безполезно, развѣ только для того есть особыя причины: въ этомъ случаѣ надлежитъ, чтобы онъ зналъ нѣмецкій и французскій, прежде чѣмъ учить его англійскому.
Кажется, польскій языкъ болѣе необходимъ для государя, поскольку это выборное королевство, и каждый можетъ надѣяться на его корону; однако же, разсмотрѣвъ, что незнаніе этого языка никогда не мѣшает избранію и можно даже царствовать, не зная ничего, кромѣ латыни, какъ показалъ опытъ, найдутъ, что нехорошо обременять Государя вещью, которая будетъ стоить ему много времени и труда.
То же справедливо и для прочихъ живыхъ языковъ, какъ славянскаго, московитскаго и турецкаго, и т. д. Тѣ, у кого въ томъ нѣтъ насущной необходимости, не должны давать себѣ трудъ учить ихъ.
Изо всѣхъ языковъ, на которыхъ когда-либо говорили, безъ спора прекраснѣйшій — греческій, онъ полонъ пріятности и очарованія, неизвѣстныхъ другимъ, которые всѣ сравнительно съ этимъ — грубые и варварскіе; кажется, это былъ языкъ боговъ, а прочіе — людей; несравненныя произведенія, которыми мы располагаемъ на этомъ языкѣ, чаруютъ сердце, восхищаютъ умъ, околдовываютъ чувства; и не владѣющіе имъ не могутъ получить никакого представленія обо всѣхъ этихъ красотахъ, невыразимыхъ на иномъ языкѣ. Но, поскольку онъ сейчасъ нимало не употребляется, Государь и не долженъ его учить.
De l’éducation des Princes. Composé pour le Sérénissime Prince Electoral de Brandebourg. A Berlin, 1699. P. 128–138.
Tags: ludus litterarius, цитаты
Subscribe

  • * Еще разъ зевая спросонья *

    А вчерашняя задачка изъ Левейера, которую рѣшить я не надѣялся, получилась какъ-то сама собой. Иногда нужно просто лечь спать и зевнуть спросонья.…

  • * Зевая спросонья *

    Хорошее имя для писателя — Левъ Африканскій.

  • Varia

    1. Поискъ Гугола мусорный настолько, что приходится сразу же ограничиваться одними книгами. 2. Въ первый разъ не сумѣлъ рѣшить одну задачку для…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • * Еще разъ зевая спросонья *

    А вчерашняя задачка изъ Левейера, которую рѣшить я не надѣялся, получилась какъ-то сама собой. Иногда нужно просто лечь спать и зевнуть спросонья.…

  • * Зевая спросонья *

    Хорошее имя для писателя — Левъ Африканскій.

  • Varia

    1. Поискъ Гугола мусорный настолько, что приходится сразу же ограничиваться одними книгами. 2. Въ первый разъ не сумѣлъ рѣшить одну задачку для…