philtrius (philtrius) wrote,
philtrius
philtrius

Платонику


Пусть спорятъ, милый другъ, о подлинности «Слова»:
Безспорно, что оно — врага ​творенье​ ​злова​.
Задуматься пора, не «Слово» ль «о полку»
Ввергаетъ ​весь​ народъ въ ​унынье​ и тоску?
Обида дѣва къ намъ слетѣла не оттуда ль,
Не съ этихъ ли страницъ, свою являя удаль?
На шпицъ Останкинскій, презрѣнія полна,
Она усѣлася — и стонетъ вся страна,
Обильно слезы льетъ: вѣдь отъ дворцовъ до хижинъ
Здѣсь каждый человѣкъ на что-нибудь обиженъ.
Въ цистерны ихъ ​запречь​ — и гордый Енисей
Усилилъ бы ​Аралъ​ своею мощью всей.
Былъ человѣкъ одинъ огнемъ обиженъ вѣчнымъ
И плюнулъ въ ​сей​ огонь въ волненіи сердечномъ;
Другой увидѣлъ то и, мщеніемъ ​влекомъ​,
Полицію позвалъ, обиженъ симъ плевкомъ;
Обиженъ дѣйствомъ симъ, другой для мѣстныхъ пьяницъ
У онаго огня сплясалъ разгульный танецъ;
Тѣхъ обижаетъ спиртъ, сихъ обижаетъ спортъ,
И каждый человѣкъ своей обидой гордъ.
Обидѣлъ ​Трампъ​ однихъ, что +++ свергаетъ,
Другихъ же — что свергать ничуть не помогаетъ;
А санкціи онъ ввелъ — сколь было тутъ обидъ!
У тѣхъ, кто былъ включенъ, о томъ душа скорбитъ,
А не былъ кто включенъ, въ безчестье то вмѣняетъ,
И общая бѣда народъ соединяетъ.
Къ посольству собрались: какою мы виной
Прогнѣвали тебя, включи, ​отецъ​ родной!
Былъ удивленъ посолъ и, громкій рупоръ вынувъ,
Ихъ кротко ​увѣщалъ​: что списокъ не ​резиновъ​,
Что спутниковъ на всѣхъ не хватитъ услѣдить
И что съ включеніемъ придется погодить.
Готовясь онъ уже къ войнѣ кровопролитной,
Обиженъ былъ весьма такою челобитной;
​Они​ его склонить нимало не могли,
И слезы изъ очей потокомъ потекли.
Отъ ​слезъ​ сихъ мутный валъ къ Москвѣ-рѣкѣ несется,
Ломая и круша, и вся земля трясется;
По Волгѣ онъ идетъ, надъ Каспіемъ шумитъ;
Иранъ, послѣдній другъ, имъ скоро будетъ смытъ.
Отъ зрѣлища болитъ, болитъ на ​сердцѣ​ рана:
Какъ жить на ​свѣтѣ​ семъ мы будемъ безъ Ирана?
А сколькихъ мы смогли обидѣть буквой «ѣ»,
Того мой бѣдный умъ не въ силахъ и объять.
И какъ же не прійти отечеству въ упадокъ?
Обиженный богамъ, себѣ и ближнимъ гадокъ,
И по пятамъ за нимъ съ клешней крадется Ракъ.
Однако жъ лучъ одинъ пронзилъ кромѣшный мракъ:
Насъ милостью Господь великой посѣщаетъ,
И Б.*** не изъ всѣхъ ужъ утюговъ вѣщаетъ;
Покой въ концѣ концовъ душевный обрѣтя,
Усну невиннымъ сномъ, какъ малое дитя.
Tags: carmina ludicra
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments