philtrius (philtrius) wrote,
philtrius
philtrius

Varia

1. Оригиналъ:
И, поскольку культурно-образовательный уровень 97 % населенiя мнѣ кажется безразличнымъ, я не собираюсь ее (старую орѳографiю — А. Л.) никому навязывать.
Прочтенiе:
Человек со старой орфографией обычно заявляет нечто вроде "хватит и трех процентов с высшим образованием" чем вызывает закономерную ненависть со стороны тех, кого он считает хамами, совками, быдлом и скотами, недостойными получать знание.
Человѣкъ ненавидитъ меня уже за то, что мнѣ нѣтъ дѣла до его образованiя и я не собираюсь ничего ему навязывать.

2. Вотъ нѣсколько примѣровъ изъ изъ статьи Шапира:
— На одно такое место в своих «Записях и выписках» указал недавно М. Л. Гаспаров. В юбилейном издании XIX строфа 1-й главы «Онегина» читается:
Мои богини! что вы? где вы?
Внемлите мой печальный глас:
Всё те же ль вы? другие ль девы,
Сменив, не заменили вас?
Между тем в изданиях 1833 и 1837 гг. первое слово в третьей строке — не наречие, а местоимение, написанное через «ять»: Всѣ тѣже ль вы? Смысл другой, но передать его новая орфография не в состоянии: с помощью двух точек можно заставить читать «е» как «ё», но нет такого знака, который запрещал бы читать как «ё» букву «е» без точек.
— Сразу два сходных случая отмечены в «Кавказском пленнике»: Дѣлилъ души младыя впечатленъя (в издании 1937 г.: младые впечатленья, — а почему не «впечатления младой души»?); Преданья темныя молвы (в издании 1937 г.: темные преданья — а почему не «преданья темной молвы», подобно «преданьям старины глубокой»?). В контекстах такого рода двусмысленность неразрешима: она объективно заключается в тексте и потому должна быть сохранена.
Что на это можно возразить? Во-первыхъ, всѣ такiе случаи — лишь незначительная доля текста, и по большому счету ошибочныя воспрiятiя на пониманiи не сказываются; во-вторыхъ, ихъ можно отмѣтить въ комментарiи. Такъ что, конечно, нѣтъ никакой необходимости для пониманiя въ старой орѳографiи; она для чего-то другаго нужна.

3. Ну и попутно, о границахъ нашего познанiя. Говорятъ о невозможности пониманiя текста въ переводѣ, о невозможности достовѣрнаго историческаго познанiя. Нужно просто опредѣлиться съ точностью. Строго говоря, мы не можемъ понять текстъ, написанный нами вчера, поскольку за день наше міровоспрiятiе слегка измѣнилось, и словамъ мы придаемъ уже не совсѣмъ тѣ же значенiя. Тѣмъ паче недоступно для насъ, какiе образы у Пушкина ассоцiировались со словами «столъ» или «карета» (точно не тѣ же, что и у насъ). Но перепутать ихъ ни Пушкинъ не могъ, ни мы не можемъ; пониманiе въ опредѣленномъ приближенiи возможно. Точно такъ же, мы не знаемъ, сколько въ точности человѣкъ собралось 26 августа по ст. стилю 1812 г. по Р. Х. на Бородинскомъ полѣ, но знаемъ, что число въ 300.000 ближе къ истинѣ, чѣмъ 50.000 или 600.000. Невозможность полнаго и совершеннаго познанiя и пониманiя вовсе не противорѣчитъ возможности познанiя вообще; это, казалось бы, элементарно, но многихъ почему-то смущаетъ.
Tags: pensieri, реакціонное, ссылки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments