philtrius (philtrius) wrote,
philtrius
philtrius

Доказательства

1. Въ связи съ только что прочтенной репликой Иванова-Петрова.
Помнится, былъ споръ съ математикомъ, ненавистникомъ Россiи, по поводу циркуляра о кухаркиныхъ дѣтяхъ. Я говорилъ, что его примѣненiе большой роли не играло; онъ отстаивалъ противоположную позицiю. Подумалъ, что переформулирую слегка сейчасъ въ свою пользу; если я утверждалъ, что циркуляръ не выполнялся вовсе, то я былъ неправъ: статистика говоритъ о прекращенiи роста числа гимназистовъ въ царствованiе Александра III, правда, былъ этотъ циркуляръ лишь одной изъ ограничивающихъ мѣръ. Мы очень по-разному восприняли одну повѣсть Кассиля (а можетъ, и не Кассиля, не помню, но что-то очень извѣстное): для меня единичный примѣръ не имѣетъ значенiя, для математика примѣръ, не подтверждающiй правило, перечеркиваетъ правило. Продолжать споръ я не сталъ, а между тѣмъ доказательность моего тогдашняго оппонента очень уязвима. Ему предстояло преодолѣвать слѣдующiе рубежи: 1) доказать, что — имѣя дѣло съ художественнымъ произведенiемъ — онъ не столкнулся съ авторскимъ вымысломъ. Это практически невозможно, поскольку для этого нужно свидѣтельство самого автора въ какомъ-нибудь письмѣ, напримѣръ, но и оно можетъ быть лживо, и потребуется дополнительная аргументацiя для обоснованiя правдивости автора — какъ вообще ему присущей, такъ и ситуативной. Но предположимъ, что мы таковое нашли. Пока доказано только то, что авторъ думалъ: его исключили изъ гимназiи за происхожденiе отъ кухарки.
2) Но было ли справедливымъ это его мнѣнiе? Пока это лишь оцѣнка со стороны чужихъ мотивовъ, у насъ нѣтъ никакихъ основанiй такъ полагать. Доказательствомъ можетъ быть лишь заявленiе со стороны директора гимназiи. Но и оно не является полноцѣннымъ доказательствомъ: дистанцiя между оффицiальнымъ и реальнымъ мотивомъ можетъ быть сколь угодно велика. Мальчикъ могъ услышать отъ директора ссылку на циркуляръ и полагать, что его изгоняетъ злобный Деляновъ, а на самомъ дѣлѣ директору не понравилось выраженiе его лица. Тутъ возникаетъ та же проблема: директоръ долженъ засвидѣтельствовать достовѣрность мотива, съ тѣми же проблемами, какiя были для самого автора: постоянная и ситуативная правдивость. Понятно, что такiя благопрiятныя обстоятельства складываются очень рѣдко, и потому утвержденiя имѣютъ статусъ болѣе-менѣе вѣроятныхъ предположенiй.
Еще одинъ примѣръ. Въ одномъ журналѣ мнѣ попалась важная анонимная статья. Исходя изъ совокупности ея идей и продемонстрированнаго характера эрудицiи автора я предположилъ, что она принадлежитъ адмиралу Шишкову. Я ее потомъ нашелъ въ его СС и понялъ, что методъ работаетъ; но въ данномъ случаѣ мнѣ и не надо было ничего доказывать, СС сняло вопросъ, а не отвѣтило на него, а вотъ если бы этого не было (въ данномъ случаѣ отсутствiе статьи въ СС работало бы противъ моей версiи, предположимъ нейтральный варiантъ, когда СС просто нѣтъ), я не знаю, какими способами я могъ бы доказать авторство — развѣ только найти рукопись.
Ну и относительно программы самоуничтоженiя. Если признавать положительной программой — а въ моемъ случаѣ это надо сдѣлать — выстраиванiе жизни такъ, чтобы обезпечить условiя для научной работы, то я поступалъ совершенно не должнымъ способомъ. Но эту тему продолжу какъ-нибудь потомъ.
Tags: pensieri
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments