philtrius (philtrius) wrote,
philtrius
philtrius

Pensieri

Небольшая цитатка изъ Паркинсона

И Шекспиръ, и Дрейкъ намного превышали достаточно высокiй среднiй уровень. Генiй Шекспира расцвѣлъ на фонѣ поколѣнiя людей, отлично творившихъ стихи и прозу. Дрейкъ доказалъ свое превосходство передъ поколѣнiемъ, сочетавшимъ предпрiимчивость съ мастерствомъ и упорствомъ. Но въ мире, где царило согласiе, когда рѣчь шла о достоинствахъ бѣлаго стиха и артиллерiи, навигацiи и мадригаловъ, во всемъ остальномъ согласiя было мало.
А вотъ когда это согласiе насчетъ мадригаловъ начало исчезать? Для пушкинской эпохи представима такая картина. Нѣчто воспринимается какъ безнадежно архаическое, и вопросъ о достоинствахъ торжественной оды или трагедiи въ александринахъ выносится за скобки (подъ раздачу попалъ не только Хвостовъ, но и Катенинъ со своей «Андромахой»). Одновременно, когда есть неясное томленiе и желанiе, чтобъ что-то этакое было написано, и что-то этакое выходитъ въ свѣтъ въ опредѣленномъ приближенiи, можно говорить и о третьемъ, футуральномъ членѣ одновременнаго существованiя нѣсколькихъ системъ. Одна воспринимается какъ уходящая, &c. — Ну и параллельно съ этимъ все время существуетъ массовое чтиво — его закономѣрности, вѣроятно, тоже весьма интересны. Я хотѣлъ бы имѣть книгу объ исторiи народнаго чтенiя. — Пропустимъ стадiю сознательнаго экспериментаторства въ попыткахъ конструировать будущее.
Сейчасъ — еще хуже. Даже и смотровую площадку толкомъ не выберешь. Даже и формулировку толкомъ не подберешь. Впрочемъ, о томъ, что у насъ передъ глазами, ничего знать мы и не можемъ. Есть, скажемъ, нѣсколько системъ — напр., «инновацiонный» стихъ, «классическiй» совѣтскiй стихъ и стихъ въ духѣ поэтики Бродскаго, — я намѣренно перечисляю то, чего не сталъ бы просто читать, къ этому можно еще кое-что прибавить, — и представители и поклонники этихъ системъ нисколько не нуждаются другъ въ другѣ и могутъ сколько угодно предаваться взаимному игнорированiю. Классическая ренессансная ситуацiя соревнованiя размывается — и въ гораздо большей степени, чѣмъ если бы общее поприще распалось на нѣсколько спортплощадокъ. Если ты не годишься для соревнованiя въ бѣгѣ на скорость, можно соревноваться въ медленности и неуклюжести.
А публикѣ остается слѣдить за этимъ мельтешенiемъ разинувъ ротъ. Тамъ, гдѣ поприще еще болѣе-менѣе едино и ситуацiя соревнованiя размыта не до конца (напр., длинный романъ), еще можно различить что-то сквозь дымъ и пламя. Но отсутствiе интереса къ поэзiи (у нея, по-видимому, меньше читателей не только въ долевомъ, но и въ абсолютномъ выраженiи по сравненiю съ эпохами, когда и населенiе, и процентъ грамотныхъ были значительно меньше), по-видимому, объясняется этой множественностью системъ.
Tags: pensieri
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments