?

Log in

No account? Create an account

Curriculum breve

Вотъ, рѣшилъ написать, когда образуется триста читателей.
Read more...Collapse )

Index rerum

Содержанiе журнала
Read more...Collapse )
Соцiологическiе опросы сего журнала
Read more...Collapse )

* Меланхолично *

Если имѣетъ смыслъ писать исторію моей библіотеки, то самый драматичный эпизодъ въ ней — поѣздка въ раскаленный утренній Ареццо. Магазинъ, который я искалъ, на картѣ располагался не совсѣмъ тамъ, гдѣ ему было положено находиться по адресу, но на самомъ дѣлѣ его не было ни по адресу, ни по картѣ. Эта форма торговли стала мнѣ понятна потомъ, но на предварительное письмо отвѣта не было, и я рѣшилъ предпринять поиски. Городъ, впрочемъ, вполнѣ вознаградилъ за потраченное время и пролитый потъ; но отъ отчаянія я на слѣдующій день зашелъ въ лучшій книжный магазинъ Флоренціи — Gozzini — и купилъ тамъ единственный пока свой сборникъ гравюръ; вхъ равновѣсномъ состояніи духа я никогда такого бы не сдѣлалъ.

* И все невпопадъ... *

Когда я былъ очень молодъ, я далъ себѣ клятву не писать ни о Гомерѣ, ни о Пушкинѣ. Формально я ее пока держу: переводить Гомера не значитъ писать о Гомерѣ, а выступать на пушкинской конференціи (что мнѣ предстоитъ скоро) не значитъ писать о Пушкинѣ.

Tags:

Жакъ Перкъ

Звени, сонетъ, исправленъ и отточенъ!
Рожденъ ты въ размышленiи спокойномъ.
Законъ свободы справедливъ и точенъ:
Законы чтить — она дала такой намъ.

Отъ рытвинъ уклоняясь и обочинъ,
Владѣй, рука, повѣствованьемъ стройнымъ!
Стѣсненъ оградой, умъ бываетъ проченъ:
Владѣй собой — завѣтъ владѣть достойнымъ.

И заключенный духъ въ границѣ тѣсной
Подъемлется, какъ тополь, надъ преградой,
Пронзая землю, сводъ пронзивъ небесный.

Мой замыселъ — по каплѣ, всей громадой
Излить, любовь, твой океанъ чудесный!
Звени, сонетъ, и впредь мнѣ сердце радуй.

***

Ни въ коемъ случаѣ не слѣдуетъ давать безсмысленному государству обезсмысливать собственную жизнь.

Такъ сказалъ Лао Цзе.

Вчерась случилось такъ, что сдалъ и послѣдній фрагментъ исторіи школы, и переводъ, надъ которымъ работалъ послѣдніе два мѣсяца. Въ связи съ этимъ чрезвычайное положеніе отмѣняется, и въ первый разъ за долгое время позволилъ себѣ посѣтить имѣніе графовъ Бобринскихъ (которые, впрочемъ, мнѣ на глаза не показываются).
Read more...Collapse )

* Меланхолично *

Не слѣдуетъ, конечно, преувеличивать собственную значимость въ чужихъ глазахъ, но мнѣ кажется, что нѣкоторые лѣвые ненавидятъ не только мои принципы въ области образованія и культурной политики какъ общеправый подходъ, но и меня лично. А еще при этомъ мнѣ кажется, что они готовы признать за мной болѣе высокіе культурные стандарты (вредны или не нужны таковые на массовомъ фонѣ — вопросъ отдѣльный), а раздражаетъ ихъ именно то, что я на ихъ культуру не посягаю и совершенно безъ энтузиазма отношусь къ перспективѣ дѣлиться съ ними своею (ключъ тутъ, конечно, въ моемъ подходѣ, сама по себѣ она имъ совершенно не нужна). Если бы я желалъ насильственно въ нихъ ее впихнуть, имъ было бы это понятно; они сопротивлялись бы, но именно насильственно внѣдряемой культурѣ, а не подходу, который имъ казался бы логичнымъ, и сама моя личность была бы зеркально-своей. Но въ равнодушіи къ ихъ культурному бытію имъ чувствуется болѣе глубокое презрѣніе, и потому въ ихъ отношеніи ко мнѣ мое нежеланіе создавать имъ образовательныя проблемы идетъ только въ минусъ.
А испытываю ли я это презрѣніе? Какъ-то писалъ, что невѣжественъ въ моихъ глазахъ не хорошій сапожникъ, авторитетно судящій о своемъ ремеслѣ, а тотъ же сапожникъ, судящій о картинѣ внѣ рамокъ «мнѣ (не) нравится», или какой-нибудь Д. Б., судящій о французской или римской литературѣ, въ которыхъ онъ не понимаетъ ничего, или я самъ, случись мнѣ въ публичномъ пространствѣ высказываться, напр., о теоріи эволюціи или о научныхъ заслугахъ Эйнштейна. Про себя думать могу, не рискуя репутаціей даже и въ собственныхъ глазахъ. А если учесть то обстоятельство, что многіе изъ моихъ любимыхъ блогеровъ пишутъ въ новой орѳографіи…

Три документа

1. Венераблю тайной ложи «Три пушистыхъ бегемота» въ Петербургѣ барону Бургеру
Ваше сiятельство извѣстны, что ученикъ риторики Агаѳангелъ Винегретовъ оказался противенъ интересамъ Его Британническаго Величества. Посему полагаю, что Ваше сіятельство не откажете внести имя онаго ослушника и отступника въ красный списокъ.
Мастеръ ложи «Гроза Востока» лордъ Сэндвичъ.
Лондонъ, «» __________ 1*** года.
2. Мастеру ложи «Гроза Востока» въ Лондонѣ лорду Сэндвичу.
Пожеланiя Вашего сiятельства приняты къ неукоснительному исполненiю. Въ провинцiальную ложу *** секретарю консисторiи Павлу Кашину направлены соотвѣтствующія распоряженія.
Венерабль тайной ложи «Три пушистыхъ бегемота» баронъ Бургеръ.
Петербургъ, «» __________ 1*** года.
3. Венераблю тайной ложи «Три пушистыхъ бегемота» въ Петербургѣ барону Бургеру
Указанiе Вашего Сiятельства было исполнено слѣдующимъ образомъ. Ученику класса риторики Агаѳангелу Винегретову было направлено распоряженіе повторно произнести проповѣдь въ томъ же селѣ. Дорожнымъ рабочимъ, коими руководитъ членъ ложи графъ Перекопскій, было поручено подмѣнить указатели; и такъ тамъ, гдѣ дорога вела въ село Голово, поставили указатель на Логово, а тамъ, гдѣ въ Логово, — на Голово; въ дополненіе къ чему дорогу на Голово перекопали, а на Логово замостили плиткою. И такъ онъ попался прямо въ логово къ разбойникамъ. Было то въ началѣ Великаго поста. Ученикъ Агаѳангелъ произнесъ проповѣдь, въ коей, въ частности, сказалъ: «Мяса въ постъ вы не вкушаете, а невинаго человѣка жизни лишаете! Ножами рѣжете, кровь проливаете, и на милость Господню потомъ уповаете!» Чѣмъ привелъ разбойниковъ въ великое смятеніе, и они разсудили, что убить его въ постъ грѣшно, а держать до конца поста накладно, и потому, ободравъ, отпустили восвояси. Ректоръ семинаріи велѣлъ выписать ему новые сапоги, да и мы отъ ложи справили подрясникъ; а учитель риторическаго класса, весьма одобривъ употребленные проповѣди гомеотелевты въ согласіи съ наставленіями Вольфія, Бургія и Целларія, распорядился выдать ему къ чаю калачь, обсыпанный бѣлою мукою.
Ораторъ провинціальной ложи *** и консисторіи секретарь іеромонахъ Павелъ Кашинъ
***, «» __________ 1*** года.

Такъ говорилъ Лао Цзе

Горе Икару, если онъ слишкомъ приблизится къ солнцу свободы или къ морю долга! Горе Икару, если онъ слишкомъ приблизится къ солнцу равенства или къ морю iерархiи!

***

Да. Концепцiя предательства въ государственной и общественной жизни — тоже слѣдствiе wishful thinking. Ты такъ все хорошо разсчиталъ, а вышло иначе…

* Меланхолично *

Въ рамкахъ своихъ иллюминатскихъ штудій смотрѣлъ одинъ документикъ Бабефа, гдѣ говорится, что не должно быть различій между людьми, кромѣ пола и возраста. Съ поломъ, кажется, въ Европахъ офиціально разрѣшено самоопредѣляться. А съ возрастомъ уже или еще нѣтъ?
Зашелъ на сайтъ магазина «Вишневый садъ» въ порядкѣ отдохновенія отъ иллюминатства.
Тамъ обнаружилъ такое (только первый томъ):

Read more...Collapse )

* Угрюмо *

Твоя личность опредѣляется не тѣмъ, что ты думаешь, а тѣмъ, что изъ того, что ты думаешь, ты способенъ задавить.
Такъ говорилъ Лао-Цзе.

* Меланхолично *

У Иванова-Петрова въ очередной подборкѣ очередное утверждениіе о давно состоявшейся смерти LJ.
Я студентамъ часто говорю, что филологія, какъ грифъ, питается мертвечиной, и горе ей, если она заинтересуется чѣмъ-то живымъ. И, въ общемъ, исходя изъ тѣхъ же мотивовъ, не возражалъ бы, чтобъ LJ былъ еще помертвѣе, нежели сейчасъ.
А на столѣ лежитъ горка книгъ, привезенныхъ съ дачи въ связи съ окончаніемъ работъ надъ исторіей школы, и не хватаетъ духу ихъ разставить — тѣмъ паче что въ библіотекѣ назрѣла очередная генеральная перестановка.
Read more...Collapse )

Четыре документа

1. Венераблю тайной ложи «Три пушистыхъ бегемота» въ Петербургѣ барону Бургеру
Read more...Collapse )

* Паки меланхолично *

Достойно вниманiя, что и власти, и оппозицiя въ лицѣ Диссернета дѣлаютъ одно дѣло: превращаютъ жизнь ученаго въ нѣчто невыносимое. Думаю, будь мнѣ сейчасъ 20 лѣтъ, я бы не рѣшился на аспирантуру и/или защиту диссертацiи.

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow